Добро пожаловать, странник! Раз ты волею судеб оказался здесь, разреши кое-что тебе рассказать. Может быть, ты что-то слышал о Перси Джексоне, ныне знаменитом герое, совершившем множество подвигов? Так вот, оглядись – ты находишься в лагере полукровок, месте, откуда начинались все его приключения. Возможно, ты тоже являешься чадом одного из Богов Олимпа? Вперед – не зря же ты здесь оказался. Тебя ждут Великие дела, а также администрация с широко распростертыми объятиями!




Рейтинг форумов Forum-top.ru

УБОЙНАЯ СИЛА НОВОСТЕЙ
Октябрь, 15 – пошла четвёртая неделя с начала олимпийских игр – самого яркого и зрелищного спортивного состязания в истории лагеря полукровок! За это время мы успели насладиться прекрасными выступлениями в таких дисциплинах, как стрельба из лука, бег в вооружении, фехтование, плаванье и даже метание копья. Огромнейший талант наших юных участников настолько велик, что с небес просто сыплется дождь из золотых медалей! Особенно, неожиданно для всех, отличились дома Гермеса и Гестии, которые, по количеству медалей идут вровень к абсолютной победе. Не терпится узнать, как же изменится ситуация, после проведения борьбы, гимнастики и прыжков в длину?
© Анастейша Феницис
ПОГОДА
+16 °C: Непостоянство. Этим словом можно одарить состояние погоды на сегодняшний день. Кажется, Солнце задумало сыграть с нами в прятки.
ВЫЛАЗКА
Первая линия - очередь Анастейши Феницис Вторая линия - очередь Марии Хепберн.

Resistance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Resistance » Вне школы » Лес


Лес

Сообщений 1 страница 30 из 58

1

Лес - отличное место для прогулок. Тем, кому надоел запах конюшни - сюда, дабы надышаться кислородом. Лес изобилует ягодами - кустами малины, полянками земляники и даже дикой клубники. Здесь можно набраться всякого рода вкусностями, будь то черника или гриб, скажем, мухомор ;D
Тут стоит невероятный аромат хвои и полевых цветов. Сосны уходят ввысь и невозможно увидеть где они кончаются. Ели часто принимают своими мягкими пушистыми лапками птичек, а на вековой липе пристроилось очаровательное семейство рыжих белочек. Здесь налаживают свой быт дриады, которые частенько снабжают лагерь деликатесами.

0

2

Когда рушится привычный мир


Участники: Андреа Феницис и Анастейша Феницис


Место происшествия: Лес
Пора года: осень

Первое сентября. Я должна была бы стоять на первом звонке и радостно болтать с подругами. А бабушка напекла бы моих любимых пирогов с яблоками в честь праздника, и я с ней и сестрой сели за кружечкой чая и рассказывали друг другу всякие истории. Но ничего ведь из этого не будет. Меня не будет на первом звонке и бабушка не испечёт пирогов, не будет и нашего чаепития. Интересно, что сейчас делает бабушка? Переживает ли она за нас? Знает ли что с нами всё в порядке? Я уже даже не знаю где я и кто я. Не такой я представляла свою жизнь – думала Андреа, пока искала свою сестру. От таких мыслей её бросило в мандраж. Ей хотелось уйти из лагеря и найти что-то из старой жизни – жизни, в которой она была так уверена и счастлива. Сестрёнку искать долго не пришлось. Среди маленьких детишек она сильно выделялась. Нет не ростом, чем-то другим. Возможно видом или своей спокойностью, а может просто тем, что она сестра девочки. Но факт в том, что Андреа быстро её нашла и без лишних слов потянула за руку к лесу.

Отредактировано Андреа Феницис (2016-09-18 10:43:55)

0

3

Анастейша изучала лагерь, совершенно новое место, где ей предстоит жить. Нет. Как такое может быть? Наверное, я всё-таки сплю. Она слегка вздрогнула, когда её нагло взяли за руку и потащили в сторону. Анастейша уже открыла рот для возмущений, но увидела, что наглецом оказалась её сестра и не стала сопротивляться. Вокруг всё залилось светом, Солнце выглянуло из-под тучек, наверное, ему тоже стало интересно, что задумала Андреа.
Всего несколько минут и они оказались в лесу. В нос ударил запах хвои, и Анастейша невольно вздохнула от облегчения. Это напомнило ей о доме. Только вчера она пила чай с бабушкой на веранде, а уже сегодня находится в лагере полном детишек, если их можно таковыми назвать. Адреа отпустила руку и шла рядом, на лице её читалось такое же облегчение.
- Как ты? – спросила Анастейша, кидая тревожные взгляды на сестру. Только при ней она даёт волю чувствам.

0

4

Вот он лес в лучах солнца, выглянувшего из-под туч. Анастейша покорно идёт следом за сестрой. Андреа нравится, что сестра не тревожит её до самого леса. В лесе пахнет хвоей. Прямо как дома, как в родном лесу. За спиной послышался вздох Анастейши.  Видно не одной мне не хватает уюта и тепла родного дома.Пробравшись вглубь леса, Андреа отпустила руку Анастейши.
- Как ты? – спросила Анастейша, кидая тревожные взгляды на сестру. Только при ней она даёт волю чувствам.
- А как должны чувствовать себя дети Богов?- улаживаясь на землю, спросила Андреа. - Не знаю как они, а я чувствую себя обманутой и брошенной. Как эти дети могут так спокойно ходить и думать что они полукровки, как они могут смеяться, как они могут чувствовать себя здесь как …- Андреа запнулась и закрыла глаза -
… как дома?

Боль и страх поглощали Андреа изнутри. Что-то очень странное творилось внутри неё. Что-то что просилось наружу.
   - А ты то как? Что делала в лагере? - спросила Андреа.

0

5

- А как должны чувствовать себя дети Богов? - улаживаясь на землю, спросила Андреа. - Не знаю как они, а я чувствую себя обманутой и брошенной. Как эти дети могут так спокойно ходить и думать что они полукровки, как они могут смеяться, как они могут чувствовать себя здесь как … - Андреа запнулась и закрыла глаза - … как дома?
Анастейша молча прилегла возле сестры на мягкую лесную почву, покрытой слоем опавшей хвои. В бок впилась шишка, но девушка не стала от неё избавляться. Она обдумывала слова Андреа и пыталась разглядеть верхушки сосен. Как же я тебя понимаю…
Повисшее молчание нарушила Андреа.
  - А ты то как? Что делала в лагере? - спросила Андреа.
- Так же как и ты – растеряна. Столько всего и сразу  – не торопясь ответила Анастейша и на пару секунд притихла. – Я смотрела сколько домиков в лагере. Знаешь, ведь один из них станет нашим родным домом. Мне всегда хотелось побольше узнать о родителях, что они любили делать, кушать, о чём думали и мечтали. Когда я была помладше, то представляла, как они сейчас войдут в дверь и кинутся меня обнимать, при этом извиняясь за то, что вот так исчезли и бросили нас. А потом я поняла, что это лишь глупые детские фантазии. И когда я уже смирилась с этим, вдруг появилась возможность всё узнать. Кто-то из Богов наш родитель.
Анастейша приподнялась на локтях и посмотрела прямо в глаза сестре.
- То, что эти дети счастливы и чувствуют здесь себя как дома это нормально. Здесь их семья. Да и вообще, они все здесь как большая семья. Мы привыкнем, и, надеюсь, тоже станем их частью.

Отредактировано Анастейша Феницис (2013-09-02 20:07:00)

0

6

- Так же как и ты – растеряна. Столько всего и сразу  – не торопясь ответила Анастейша и на пару секунд притихла. –  Я осматривала дома. Знаешь, ведь один из них станет нашим родным домом. Мне всегда хотелось побольше узнать о родителях, что они любили делать, кушать, о чём думали и мечтали. Когда я была помладше, то представляла, как они сейчас войдут в дверь и кинутся меня обнимать, при этом извиняясь за то, что вот так исчезли и бросили нас. А потом я поняла, что это лишь глупые детские фантазии. И когда я уже смирилась с этим, вдруг появилась возможность всё узнать. Кто-то из Богов наш родитель.
- Родным домом?! - возмутилась Андера - хотя да, ты права. Я должна смириться с тем, что какой-то из этих домов будет нам … родным.- она помолчала, обдумывая слова сестрёнки. - Врать не стану каждыми вечерами я только и думала о родителях, надеялась, что они вернутся.- Андреа глубоко вздохнула - Ты правильно сказала, это были лишь глупые детские фантазии.
- То, что эти дети счастливы и чувствуют здесь себя как дома это нормально. Здесь их семья. Да и вообще, они все здесь как большая семья. Мы привыкнем, и, надеюсь, тоже станем их частью. 
- Станем! Обязательно! – с улыбкой и уверенностью сказала Андреа.
После этих слов в лесе воцарилась тишина. И Андреа посетили жуткие мысли, от которых в нутрии у неё всё сжалось в комочек и перевернулось. 
- А что если … если мы не полностью родные? Ну, в смысле Бог родитель у нас разный.  Такого ведь не может быть верно? – тревожно лепетала Андреа.
Она замолчала, понимая, что встревожила этими мыслями сестру. После чего быстро стала всё исправлять.
- Быть такого не может! Бог родитель у нас один и точка! По-другому и быть не может! – Весело стала рассуждать Андреа – Знаешь, пошли, покажем из какого мы теста сделаны!
Андреа поднялась на ноги и с улыбкой подала руку Анастейше.

Отредактировано Андреа Феницис (2013-09-02 17:41:55)

0

7

С помощью сестры Анастейша встала с земли, при этом надевая маску спокойствия. Она не хотела, чтобы Андреа увидела, как и её беспокоят такие мысли. Маловероятно, что у нас разные родители. Но всё возможно.
- Быть такого не может! Бог родитель у нас один и точка! По-другому и быть не может! – Весело стала рассуждать Андреа – Знаешь, пошли, покажем из какого мы теста сделаны!
- Так держать! То, что мы в лагере, это вовсе не значит, что уроки отменяли. – Поддержала Анастейша,  расплываясь в улыбке и уже шепотом добавляя – ты такая язвочка, что наверняка значит – у нас одни и те же родители.
После сказанного девушка, не дожидаясь мести за «язву», помчалась к лагерю.

Отредактировано Анастейша Феницис (2013-09-02 20:48:33)

0

8

-  Так держать! То, что мы в лагере это вовсе не значит, что уроки отменяли.– Поддержала Анастейша,  расплываясь в улыбке и уже шепотом добавляя – ты такая язвочка, что наверняка значит – у нас одни и те же родители.
Андреа уже собиралась отомстить за «язвочку», как Анастейша помчалась к лагерю. Андреа застыла в замешательстве, и лишь спустя несколько секунд стала догонять сестру.
- Куда дальше пойдём? -  крикнула она Анастейше.

Отредактировано Андреа Феницис (2013-09-03 21:13:58)

0

9

Анастейша бежала с такой довольной «мордашкой», её издевка явно застала сестру врасплох и это ещё больше приносило удовольствия. Вот к ней присоединился ещё один топот бегущих ног. Девушка стала бежать быстрее.  Её волосы цвета перезревшей пшеницы развивались на ветру.
- Куда дальше пойдём? -  крикнула она Анастейше.
Девушка остановилась и повернулась к сестре.
- А давай пойдём к озеру. – В её глазах сразу заплясал огонёк. – Говорят, что оно всегда тёплое и там есть русалки. Представляешь?

0

10

- А давай пойдём к озеру.– В её глазах сразу заплясал огонёк. –Говорят, что оно всегда тёплое и там есть русалки. Представляешь?
- Русалоньки? – Андреа не сдержала и расхохоталась – Хотела бы я это увидеть. Так что давай кто первый к озеру! Кто прибежит последним, тот … не знаю, на ходу придумаем.
Она понеслась со всех сил. Интересно, а где оно здесь? Вот это да затупила я немного! Андреа снова начала хохотать, что очень мешало её бегу. В боку уже кололо и ноги подкашивались.  Это же надо было засмеяться! Теперь еле бегу!. Андреа чувствовала, как по её телу расплывается тепло. Вот так-то гораздо лучше!

0

11

- Русалоньки? – Андреа не сдержала и расхохоталась – Хотела бы я это увидеть. Так что давай кто первый к озеру! Кто прибежит последним, тот … не знаю, на ходу придумаем.
- Эй! Так не честно! – заскулила Анастейша и пустилась следом за сестрой.
Андреа уверено бежала вперёд и сильно оторвалась, но Анастейша не собирается сдаваться. Ну, хоть она знает, где это озеро. Спереди раздался звонкий смех. Да она сумасшедшая – от этой мысли девушка сама залилась смехом и этим сбила ритм дыхания. Но это не важно, главное, что теперь всё как раньше.

0

12

Шёл очередной день. Отшельник не спеша продвигался в глубь леса. Вот уже второй месяц он находился в этом загадочном лагере, но из обитателей этого странного места он знал только библиотекаря, директора и местную гарпию по имени Валя. Из всех этих знакомых с Валей он хотел общаться меньше всего. В прошлый раз она его чуть не задрала когтями, когда он спросил про её ноги.
Как бы то там ни было, ему больше не хотелось знакомиться со здешними обитателями. Он решил как и прежде ходить в лес, собирать разные редкие травы, которых к его удивлению здесь было навалом.
За последний месяц он полностью перешил свой плащ. Снаружи он оставался всё таким же, но изнутри теперь напоминал целый мини склад трав. Внутри находилось множество ремешков, кармашков, колбочек. Все они были заполнены разными травами, ягодами, корешками. Все эти растения создавали резкий запах и неподготовленный человек мог даже упасть в обморок.
Выйдя наконец на своё любимое место, отшельник лег на землю, достал из-за пояса книгу и продолжил читать с последнего места. "Алхимия средних веков", уже месяц ему не удавалось осилить эту книгу. Он приходил читать её каждый день, но всё равно не успел прочесть этот учебник за столь продолжительный срок. Благо страниц оставалось не так много и за этот день он точно должен был её дочитать.
---
Дочитав наконец проклятый учебник по алхимии, отшельник отложил книгу в сторону. Он лежал и думал. А почему бы не построить себе маленький шалаш? Он жил бы прямо тут, посреди леса. Но нет, директор наверняка не разрешит, да и в лагере тоже есть крыша над головой. Нет, он понял, что это не лучшая идея. Вспомнив про книгу, он решил, что лучше отнесет её в библиотеку и возьмёт там что-нибудь другое.
Солнце начало садиться, решив что пора идти, встав, взяв книгу в руку, отшельник побрел не спеша в сторону лагеря.

0

13

Изучаем травологию (продолжение)


Участники: Эндрю Ван де Рейн и Андреа Феницис


Место происшествия: поле - лес
Пора года: осень

- Подожди. Куда ты поперлась-то? Достань его. Ай, ладно... Это же ты...
Энди не совсем поняла о чём он, но когда тот снял штаны, она уже не могла сдерживать смех. Её накрыло с головой, она часто видела парней в таком виде, но не в таких ситуациях, поэтому ей показалось это дико смешным, когда парень на поле, да при дожде, вытрушивает из штанов паука.
- Знаешь что? Это глупая шутка. Если ты хотела увидеть мои трусы, то могла бы просто так попросить. Кстати, как они тебе? Обожаю дракошек, они делают меня таким притягательным... Дурацкий дождь! Я замерз! Мне надо греться! Теперь отлично.
- Если я бы хотела их увидеть, Эндрю, я бы сама с тебя эти штаны сняла! А так, меня вовсе не интересуют твои панталоны, и дракошки твои ну никак не притягивают меня к тебе. Парни, вы такие наивные стали.
В девушке боролись два чувства: злость и смех, этот парень нереально бесил её, но его поступки просто поражали. Какого чёрта он пристал к ней? Что с ним было толку говорить то? Он сам не знает зачем сюда пришел, поэтому Энди стала шагать своим путём, пока не услышала вещь, за которую могла убить сегодня, и тут злость перевесила все остальные чувства. Слова так и крутились в голове, Энди пыталась примять острые рвение пойти и закопать этого маленького мерзавца где-то в лесу, лишь ему пришло в голову сказать о ней такое, да о ней говорили много гадостей, но никогда не обращались таким образом.
«Назвать меня наркоманкой? Да от куда ему знать, как я живу!»
Энди просто стояла как вкопанная, пытаясь не думать вообще ни о чём, чтобы не сделать никаких глупостей, она пристально смотрела на парнишку, который в итоге забрал у неё корзину.
- Да ладно, ладно. Я понесу.
Ну нет уж! Я так долго собирала эту траву, никуда ты её не утащишь!
Ноги сами двинулись в сторону Эндрю, который уже дошел до леса. Злость кипела во всем теле, убить бы кого-то, да нельзя. Энди догнала парня и одним рывком разверну его к себе и прижала к дереву.
- Ты со мной игры не играй парнишка. Если сам травкой увлёкся, то не суди других по себе! Или ты думаешь, что из-за жалкого прошло можешь говорить и делать всё что на ум придёт?! – Перед глазами снова появилась та картина. - Знай, со мной ты так обращаться не будешь! –Энди буквально скрипела зубами от злости.
Она продолжала сверлить Эндрю взглядом и прижимать его рукой к дереву. Так они постояли несколько минут, пока Эндрю не решил свалить, но чёрта с два, Энди не позволит свалить ему с её корзиной. Одной рукой ей его не удержать, поэтому она прижала его своим телом обратно к дереву.
- Сначала корзину мне отдал, а тогда уже иди хоть на все четыре стороны.
Энди пыталась не дрожать от холода, но губы всё-таки подрагивали, особенно, когда по мокрой от дождя коже, проходился ветерок. Эндрю видимо не собирался отдавать корзину законному ему владельцу, что не удивило девушку, больно упёртый парень.
Энди поняла, что слишком яро отреагировала на его слова, а парень ведь ничего плохого не сделал, она опёрлась головой на ему на плече, но легче не стало, мысль как поступать дальше не пришла, поэтому она отступила от парня и пошла дальше в лес, подальше от этого безобразия.
К чёрту корзину, к чёрту всё.
Злость кажется прошла, но что-то тревожило Энди, она мастер пугать людей своим присутствием, поэтому здесь её и не переносят.

Отредактировано Андреа Феницис (2017-08-19 15:27:06)

0

14

Как же противно ходить по мокрой земле босиком... Мама, роди меня обратно! Как противно, Боже... - успел подумать Ван де Рейнн, прежде чем его со всей дури об дерево невидимой силой шандарахнуло. Сын Гефеста, ударившись головой об какой-то дуб, посмотрел прямо в полные злости глаза Феницис. Как странно... У нее зрачки в норме...
- Ты со мной игры не играй парнишка. Если сам травкой увлёкся, то не суди других по себе! Или ты думаешь, что из-за жалкого прошло можешь говорить и делать всё что на ум придёт?! Знай, со мной ты так обращаться не будешь!
Эндрю сначала не въехал в ситуацию, и хотел было разоржаться, но потом до его скудного ума все-таки дошла та странная фраза. Его как будто ошпарило. Сразу куда-то делся Эндрю "кони в поле скачут, мои трусы божественны" Ван де Рейнн. Он сделал серьезное выражение лица, но попытался не показывать того, что эти слова его задели.
- Сначала корзину мне отдал, а тогда уже иди хоть на все четыре стороны
- Какого черта ты творишь вообще? - как можно спокойно сказал Ван де Рейнн.
"Из-за жалкого прошлого"? Эндрю вообще больше ничего не слышал.
Когда он в последний раз был в таком смятении и растерянности? Он не чувствовал себя так, как обычно - как чувак, которому на фиг ничего не надо и посему он сам по себе. Не чувствовал себя отстраненным от этой ненормальной реальности. Даже его дебильное поведение и мир понек да дракош казался ему более адекватным. В нем, если что, можно было спрятаться от того бреда, что происходил в жизни. Можно было претворяться дурачком, который вообще ничего не понимает - ни каких-то моральных ценностей, ни общественных устоев. Но сейчас что-то поменялось. Стало так странно на душе, как будто бы его вообще волновало, что о нем думает эта психованная.
Он так давно не злился, что уже забыл как это бывает. Возможно, его выводили из себя даже не эти ее слова, и вообще не эта девчонка. Нет, его злила сама ситуация, и вообще этот мир. Но на ком еще срывать злость?
- Какого черта ты говоришь о моем прошлом? - тихо спросил он, и, перейдя на ор добавил - Говоришь так, как будто что-то о нем знаешь!
Было холодно. Ван де Рейнн трясся от мороза, как будто бы он неврастеник, которого колотит от крика. Это очень виртуозно довершало ситуацию. Почему у всего плохого, всех отрицательных эмоций, которые только можно придумать, есть дурацкая привычка смешиваться воедино в один момент? Почему бы не проявляться по отдельности? Возможно, и психов бы на планете было бы меньше.
Феницис не учла, пожалуй, только одного - она действительно ничего толком не знала о его прошлом. Как и того, что он был лютым психопатом. Если бы она приняла это во внимание, то жертв было бы меньше. Впрочем, она была точно такой же. Такой же бешеной психопаткой. Если бы их закрыли на полчаса в одной комнате, мир бы наконец избавился от двух потенциальных убийц.
Как только Феницис отошла буквально на метр, Эндрю решил учинить беспредел. А что еще делать? Надо же чем-то расстроить ее. Как же ему хотелось сыграть на ее чувствах. Так, чтобы она в очередной раз задохнулась от злости, но ничего не смогла с этим поделать.
Он с улыбочкой посмотрел на эту ее дурацкую корзинку, затем перевернул ее и высыпал все то, что она насобирала на землю. Затем, демонстративно прошелся по ее трудам, подбежал к ней ближе, схватил за запястье, удерживая, и, глядя в глаза произнес:
- Ты ничего об этом не знаешь. И я не в курсе, кто тебе такое сказал. Уясни одно, дочка Гестии, - ты никогда не поймешь того, что тогда происходило. Тебе не дано. Потому что все люди, как зашоренные лошади. Они не воспринимают ничто, кроме того, что видят глазами.
Он отпустил ее руку, при чем сделал это так, чтобы ей было больнее.
Эндрю уже ненавидел себя за все, что произошло. Но сделанного не воротишь. Он был слишком горд для того, чтобы просить у нее прощения. Ему было просто больно от осознания того, что в один момент так может разрушится образ человека, которому все по барабану. Ему хотелось так прожить всю жизнь - никому ничего не говоря и притворяясь полным дегенератом. Он ни с кем, за последнее время, не был так груб. Почему всегда, когда начинает казаться, что все налаживается, обязательно появляется что-то, что напоминает тебе о твоей ничтожности?

0

15

Энди пыталась успокоится, пыталась осмыслить сказанное и сделанное ею, но голос Эндрю сбивал с толку. Она в детстве часто сосредотачивалась на своём сердцебиении, так она не слышала никого и ничего кроме ритмичного стука. Но сейчас она не могла сосредоточится, поэтому слова Эндрю проскальзывали и застревали глубоко в мозгу, заставляя думать о сказанном им. Да, Эндрю, что-то да знаю я …
Энди пыталась не оборачиваться, но Эндрю явно сделал что-то, от чего Энди не удержалась и повернулась, он высыпал всё собранное ею добро на мокрую землю и прошелся по нему.
Да что с тобой не то??
Руки сжались в кулаки, но она, так же как и Эндрю, демонстративно обернулась с видом «Да мне как-то плевать», хотя в душе бурей ходила ярость, и было пошла дальше, но он ухватил её за запястье.
- Ты ничего об этом не знаешь. И я не в курсе, кто тебе такое сказал. Уясни одно, дочка Гестии, - ты никогда не поймешь того, что тогда происходило. Тебе не дано. Потому что все люди, как зашоренные лошади. Они не воспринимают ничто, кроме того, что видят глазами.
Он был зол, на нём больше не было этого вида, будто вся жизнь сплошной сюрприз. Да, слова тронули Энди, но он не сделал ей больней, чем она сама делала себе каждый день. Она, в отличии от других, не пыталась спрятаться от прошлого и воспринимала настоящее так, как видела его, в отличии от других, она любила чувствовать боль, это напоминало ей, что она ещё жива, точно тоже самое с холодом. Кто-то мог утверждать, что она слишком пессимистична, и да – это так. Она не получает кайф от того, что находится здесь, что её мать нарушила свой чёртов обет и испоганила жизнь Энди и её сестре; от того, что каждый смотрит на неё как на изгоя, как на человека не от мира сего, что кто-то считает её поведение наркоманским. И если кто думает, что своим поведением она жалуется, то нет, она не жалуется, она имеет то, что имеет. И если кто-то думает, что «Да у неё же была хорошая жизнь, чего она кипятится, у некоторых даже бабушки не было», то они ничего не знают о ней и её жизни, так же как она о их. Но разница в том, что их она просто не спрашивает, а им позволяет знать только то, что сама считает нужным. А если он думает, что она не видит ничего дальше своего носа, то ошибается, в этом она и отличается от других, жизнь заставила понимать и разбираться в людях, а его поведение, которое он демонстрировал при людях, говорило лишь о том, что ему в жизни пришлось не сладко, это поведение и есть его защитный панцирь. 
Энди смотрела ему в глаза, не выдавая никаких своих чувств, так как она делала, когда бабушка плакала, тогда Энди делала вид что ничего не понимает, но хорошо понимала, почему та каждый вечер плачет. Всё что можно было разобрать в этом взгляде, так это разве что пустоту, в этом Энди мастер, не раз играла на публику. Она смотрела так ему в глаза довольно долго, а потом улыбнулась. Энди была рада, что он показал себя, что хоть один человек показался ей здесь настоящим. Она легонько улыбнулась и прошептала ему когда проходило мимо:
- Ты прав. Я знаю лишь то, что вижу сама, но этого для меня более чем достаточно.
Энди согласилась, потому что он был прав, глупо было бы стать это оспаривать. Корзина лежала на земле. А рядом с ней лежали травы, некоторые уже вовсе промокли, а другие ещё удастся спасти, свои вещи Эндрю так же высыпал на землю вместе с книгой, так что Энди и их подобрала. Она всё аккуратно сложила обратно в корзину, потом оперлась на дерево, закинув голову назад, и закрыла глаза.
- Раз уж ты принял меня за наркоманку, так что ты там о траве говорил?
Да, Энди переступила через свои принципы, даже через страх, потому что, как было сказано, прошлое нужно помнить, а именно так и существовала Энди, она жила дальше, но помнила прошлое, она не пыталась укрыться от него. А это единственное, что ей было страшно вспоминать, но никто этого не знал, лишь сестра. Эндрю никогда не понять почему она так разозлилась, она разозлилась не потому что её задели его слова, её задело прошлое. И тут Энди обрадовалась, что закрыла глаза, ибо на глаза выступали слёзы, и явно было видно, что в глаз у неё отражается боль. А это то, что она не любила показывать людям. Прочистив горло она настроилась на волну «позитив» и взглянула на Эндрю:
- Холодно, правда классно? До кончиков пальцев, как я и люблю. Ну так что? Сухая травка ещё осталась, что правда я без понятия, что это за трава, я собирала её по просьбе сестры, она ведь травологию ведёт у нас, а не для того что бы курить её, Эндрю, это так, для общего развития. Но какая уже разница, можно и скурить. Я люблю нарушать правила лагеря.
Должно быть, такая резкая перемена удивит Эндрю, но не всем же думать, что я отброс общества.

Отредактировано Андреа Феницис (2015-01-05 20:45:40)

0

16

У Ван де Рейнна уже звенело в ушах. Он абсолютно перестал понимать, что происходит, что он здесь забыл и что тут приключилось несколько минут назад. Он ужасно околел от холода, и воспринимал действительность через призму раскаленных нервов. Все было скверно. Он не слушал то, что говорит Андреа. Он просто офигивал о того, что устроил. Господин Гефест, зачем ты вообще такое сделал с моей жизнью? Нет, не так. Зачем ты вообще сделал мне жизнь? Что, так сложно было сходить в аптеку? - мысленно обратился Эндрю к отцу. Он его, конечно, не услышит, но почему-то это успокаивало - Я ж не просил меня рожать.
Из размышлений его вывела Феницис:
- Холодно, правда классно? До кончиков пальцев, как я и люблю.
- Обалденно - трясясь от холода пробормотал он, показывая большой палец - Лучше не бывает.
- Ну так что? Сухая травка ещё осталась, что правда я без понятия, что это за трава, я собирала её по просьбе сестры, она ведь травологию ведёт у нас, а не для того что бы курить её, Эндрю, это так, для общего развития. Но какая уже разница, можно и скурить. Я люблю нарушать правила лагеря.
- Ну правильно, а что еще терять? - ответил Ван де Рейнн, которому теперь действительно было плевать - Давай. Нам не помешает. Если подсядем, то хоть будем более позитивными, чем обычно. Перестанем орать.
Эндрю подошел к ней и посмотрел ей в глаза. Он не знал, что обычно говорят в таких ситуациях. Поэтому он просто рассмеялся и протянул ей мизинец:
- Мир?
Как же это, наверное, глупо выглядело. Хотя, в этой истории уже давно все выглядело глупым. Это бесило Андрейку. Надо было быстрее курнуть, чтобы вернуть все на круги своя. Чтобы забыть все, что здесь происходило, чтобы вернуть Андрея - идиота.
Ван де Рейнн запустил руку в корзину с травой, и достал ту, что еще не выглядела как сопля. Черт, бедная Анастейша... Не доживет травка до кабинета. Поручила, называется.
- Теперь один неловкий вопрос. Ты знаешь, что с этим делать? Нельзя же вот так просто взять и скурить траву? Во-первых, вырывай из книги страницы. Мы сделаем самокрутку. И чего, туда просто траву пихать? Мне это не нравится.
Он снова посмотрел на Андреа, наблюдая за ее реакцией на сказанное, и тут тоже не мог сдержать улыбки. Траву курить - это вам не хухры-мухры.

0

17

- Ну правильно, а что еще терять? - ответил Ван де Рейнн, которому теперь действительно было плевать - Давай. Нам не помешает. Если подсядем, то хоть будем более позитивными, чем обычно. Перестанем орать.
- Я и так божий одуванчик. А вот если подсяду, то боюсь сожгу весь лагерь.
Андрюшка ответила парню на его палец, как бы дивно это не звучало. А толку им воевать и орать друг на друга, если можно просто сесть и поржать. Но это не значит, что Энди не будет, что-то мутить вон выходящее из границ нормы по отношению к этому чокнутому, такому же как и она сама. Эндрю - редкий псих, мало ли того говорит не понятно, то бывает самому себе, то кому-то, но совсем не в тему, а ещё он до сих пор находится с признанным местным психопатом, то есть с Андрюшкой. Или это имя у них демонское какое-то, факт есть факт, они стоят друг друга.
- Теперь один неловкий вопрос. Ты знаешь, что с этим делать? Нельзя же вот так просто взять и скурить траву? Во-первых, вырывай из книги страницы. Мы сделаем самокрутку. И чего, туда просто траву пихать? Мне это не нравится.
Эндрю смотрел на Андреа чего-то явно ожидая, она вопросительно посмотрела на него и потянула его за собой, а второй рукой схватила корзину. Энди за полтора года узнала этот лес лучше, чем кто либо другой, так что знала одно место, где на голову не будет лить. Пещера находилась не далеко от них, так что добрались до неё они за пару минут. Девушка вошла в неё, уселась на земле и потащила Эндрю за руку, что бы тот плюхнулся возле неё, а то совсем как не родной. Она придвинулась поближе к парню и плюхнулась ему спиной на грудь, а то вам тут не тропики. Хорошо ветер хоть уже со всех сторон не обдувал.
- Ну мир всё-таки, - сразу добавила Андрюха, чтобы расслабить бедного парнишку. 
Ты уж прости Эндрю, холод это конечно круто, но всё нужно делать в меру, а тебе то тем более, ты в этом деле парень не закалённый. 
Энди как-то не подумала, что им делать с травой, а ведь она только представляла, как всё это делается. Бедная книга лежала в корзине, вот что-что, а книгу девушке жалко рвать, да это ведь книга, а не мусор какой-то. Но в жизни или так, или никак, так что страницы вырвались без всяких проблем, прям-таки сами вылезли из переплёта. Листок вроде был норм так, тоненький, как и положено, а то если будет грубый, то может и не получится. Энди забрала у Андрюшки траву и порылась ещё в корзине, потом приступила рвать её на мелкие куски, а засохшие листки, которые надыбала в книге, попросту растирала в руках, превращая их в порошок. Всю эту массу насыпала на два листочка и завернула их в трубочки. Ну а дальше что делать, она не знала, у неё не было силы контролировать огонь, так что она только вопросительно взглянула на Эндрю.
- И чё дальше делать то будем?

Отредактировано Андреа Феницис (2015-01-05 23:38:21)

0

18

- И чё дальше делать то будем?
Ответа на этот вопрос Ван де Рейнн не знал. Он начал в голове прокручивать те жалкие попытки поджечь дом... Нет, это у него никогда не получалось. Все его способности ограничивались только внезапными километровыми кострищами. Он не умел делать что-то нормальное. Огонь ему никак не был подвластен. Не способность, а сумасшедший дом какой-то. Либо ничего, либо пылает абсолютно все. Был бы здесь Тайлер, может быть, что-нибудь и получилось бы. Но если бы здесь был Тайлер, то здесь не было бы травы. Потому что он скучный.
Эндрю понял что надо чего-то самому придумывать. Но он долбанный первокурсник, у которого ничего не получается. Дурацкий Гефест... О, кстати... Гефест.
- Знаешь, что я думаю? Надо помолиться батюшке. Это, конечно, занятие - хуже не придумаешь, но все же...
Однажды, когда Ван де Рейнну было совсем нечем заняться, он пошел в библиотеку. Читать он ненавидел, хотя бы потому, что у него была капец какая жуткая дислексия. Но даже если бы ее не было, он, скорее всего, все равно ненавидел бы читать. Он вообще не любил обременять свой разум чем-то таким, возвышенным. Но тогда он все-таки пришел в библиотеку, приземлился и стал читать, через адские мучения, о своем папаше. Не то, чтобы ему было безумно интересно, просто он должен был знать, какую выгоду он может извлечь из всего этого родства с Богом. И вот там-то как раз было написано, что смертные молились ему, пытаясь призвать огонь.
- Не камень о камень же тереть... Кхм-кхм... О, Великий Гефест, божественный наш батюшка, да прибудет твое царствие и там, и тут... Эээ... Немногого у тебя прошу - всего лишь обогрей бедных детей, застрявших в этой дурацкой пещере... Посмотри, я ж тут в трусах сижу... Короче, папаша, огоньку не найдется? А нет, не так... В общем, пожалуйста. Дай нам немного огня - попросил Эндрю, но ничего не произошло. Тогда он добавил - Ты душка.
Огонь стал появляться из земли, потихоньку, как маленький клубочек света.
- Смотри, Андреа, мой папаша дал нам огонь, для того, чтобы мы скурили травы. Судя по всему, он не такой уж и всевидящий.
Эндрю взял самокрутку и поднес к огню. Боже правый, я поджигаю косяк от священного огня! Как же мне это нравится!
Сначала траву не удавалось поджечь, потому как и бумага была слегка сырая, даже не от дождя, а от влажности воздуха. Все в руках практически разваливалось, трава высыпалась. Эндрю набил во внутрь трубочки побольше бумаги, чтобы травы досталось больше. Он поднес всю эту незатейливую конструкцию к их маленькому пожару и поджег. По пещерке пошел дым. Ван де Рейнн внюхивался и периодически закрывал нос и рот ладонью.
- А че так воняет-то? Как будто бы мы вместе с этой травой падаль жжем.
Хотя какая разница? Это же травка!
Эндрю поднес косяк к губам, и хотел затянуться, но тут задумался:
Какой, однако, знаменательный момент! Первый раз я приму наркотики! Я так долго этого ждал, а теперь это пройдет вот так, без церемоний? Хотя ладно, так даже прозаичней.. А как это будет? А если это спайсуха какая-то?
Мысль о последнем его даже слегка напугала. Ведь черт его знает, что они там намешали, и как их потом с этого ломать будет? Отнимутся конечности? Начнут мерещится кошмары? Пена изо рта пойдет?
Ой, да какая разница! - подумал Ван де Рейнн и затянулся.
Он никогда в жизни не курил. Даже обычный табак. Поэтому в первый раз, с непривычки, закашлялся, горло как будто бы обожгло.
- Где дождь? Это надо чем-то запить!
А почему действовать начало так быстро? Я же всего лишь один раз затянулся. Ох, не к добру... Хоть бы ёжик не узнал...

0

19

Это была воистину странная картина, Эндрю просил у Гефеста огонька, да где такое видано, люди? Сначала это казалось нереально смешным, потому Энди заливалась смехом почти от каждого слова его «молитвы»
- … да прибудет твое царствие и там, и тут... Эээ...
Бедная девушка уже не могла вдохнуть от смеха. Такое сказать может только этот парень. И как она сюда с ним попала, а ведь утро начиналось такое обычное. Перед глазами пробежали яркие огоньки.
Стоп, здесь что-то не то, я ещё ничего не курила, кто это побежал?
- Ты гляди реально огонь. Чувак, у тебя отец то что надо! Кто говоришь он - Гефест? Мужик, ты единственный Бог, которого я уважаю! – Энди и курить уже не надо было, её и так попёрло то что надо.
Эндрю молол какую-то ахинею, о какой-то там вони, с чем Энди вынуждена была согласиться, запахон витал в пещерке то что надо, глаза слезились от него. Энди отбросила голову парню на плече и наблюдала за тем, как парень отреагирует на это жуткое месиво, закрученное в бумагу, которой уже лет, как прабабушке Энди. Сама девушка не спешила затягивать эту абракадабру, она с детства привыкла проверять неизвестные вещи сначала на ком-то, наблюдать их реакцию и только тогда решала стоит что-то делать или нет. Зато Энди всегда оставалась в выигрыше: если кому-то стало херовато, она не принималась повторять его действия, а если с человеком всё было норм, то и сама присоединялась. Вот так выживала кроха Энди в жестоком мире смертных, где только так и доживаешь до старости.
Парень тоже как-то не спешил втягивать эту муть, но всё же сделал это.
Интересно, а он сам когда то втягивал подобное? Я лично неа … Ну разве что пробовала курить обычную сигару, но то не в счёт, после неё люди не сидят и не кричат «Я видел пони, он кажется сожрал мою ногу, когда я ел его».
- Где дождь? Это надо чем-то запить!
Девушка прыснула от смеха.
Да это просто адская смесь вышла, бедный Эндрю. Может мне воздержаться и не забивать себе лёгкие этим своим чудоделием?
Энди каталась в зад в перёд, никак не имея возможности угомонить смех. Эндрю выглядел на столько смешно, что стоило только глянуть на него, как тут же проперало на ржачь. Но чёрт возьми, не бросит же она его одного в его мире. Девушка взяла свой косяк и было уже не до смеха. Воспоминания штука жестокая, кажется уже нет и не будет того, что было, но сердце начинает бешено колотится, будто ты снова там, снова переживаешь те моменты. Энди помнила всё: крики, кровь на асфальте, тёмные улицы, боль, собственные раны, свою истерику, крики о помощи, но никто не слышал, никто не думал помогать ей. Тогда случилось то, что на всю жизнь расшатало её психику, а ей было всего двенадцать лет, всего двенадцать, а виной этому была вещь, которую она сейчас держала в руках. Хорошо, что никто не увидит этого так, как Энди увидела то, что произошло с Эндрю. Девушка взглянула в весёлые глаза Андрюши:
Я не могу, просто не могу сделать этого.
Энди бросила косяк на землю, она не надеялась, что Эндрю ей простит, хотя, может его вовсе не будет это волновать, но она была намерена уйти, она не сможет перебороть прошлое. Если бы он только знал, знал, что не одному ему было плохо, тогда он бы понял, почему она не сделает этого, почему она уходит. Возле него было тепло, а когда она вышла из пещеры её обдул холодный ветер и закрепил в своих объятиях дождь. Ей лучше оставаться с трезвой головой, а то чёрт знает, что случится в ином исходе. Она повернулась и ещё раз взглянула на Эндрю, он то ли не заметил, что она ушла, то ли просто не понял, что произошло.
- Извини, - одними губами прошептала она.
Энди пошла прочь от этого места, прочь от лишних мыслей. Сердце колотилось не понятно от чего. Девушка остановилась:
И что я делаю, чего я побоялась, это только прошлое, а сейчас я оставила этого и без того двинутого на произвол мути, которую он затянул. И о чём я только думала?
Вот что бесило Энди, она не могла не волноваться за кого-то – дар и наказание, переданный ей матерью или же воспитанный в ней бабушкой. Она со всех сил побежала обратно, к этому обкуренному.
- Слава Богам ты до сих пор здесь, - Энди облегчённо вздохнула. – Слушай, ты ещё живой хоть?
Энди улыбнулась, он выглядел довольно смешно, она снова села на прежнее место и стала греться об Эндрю. На глаза попался брошенный ею косяк.
А к чёрту, к чёрту свое обещание, я никогда не держу своего слова.
Энди подняла косяк и поднесла его к огню, быстро, пока не передумала, поднесла его к губам и втянула. Горло прожгло от горячего воздуха и того, что они напихали в эту самокрутку.  Энди улыбнулась, она сделала это, переступило через прошлое. 
- Покойся с миром, ублюдок! - отрезала Энди торжественно показав средний палец, тому к кому обращалась.
Никто всё ровно не поймёт о чём она, да и ей уже не важно, вроде.
- Эндрю, слушай, а меня чё то не прёт. Мы правильно травку распределили?
Энди затянулась ещё один раз, но эффекта ноль. Никаких странных человечков и глюков, даже ощущение не поменялись, лишь в горле жгло и глаза слезились от этого дыма.

Отредактировано Андреа Феницис (2015-01-06 01:49:19)

0

20

Андреа как-то быстро ушла из пещеры. Но Ван де Рейнна это сейчас не очень волновало. Он был занят осмыслением глубоко важных вопросов. К тому же, зачем ему надо разговаривать с девчонкой, у которой брови срастаются в обход по всему лицу, колосятся и вздымаются на ветру?
Эндрю гладил камни. Они были такие теплые, мягкие. Казалось, внутрь камня можно было запустить руку и пошарить там. Какая гладкая поверхность. Наверное, этот камень в прошлой жизни был рептилией - подумал Андрей. Мысли казались такими отчетливыми, практически гениальными. Ясность ума поражала. Я назову тебя Аскольдом, малыш. Аскольд, сын Бармалея. И дочь Метронома. А чья я дочь, кстати говоря? Мой отец - Гефест, но я ведь ему не дочь? Внезапно Эндрю свалился в приступе смеха. Имя отца казалось невероятно смешным.
- Ухахашечки - тихо молвил он, пытаясь дышать ровно - Это ж надо бы такое придумать - Гефест! Ой, не могу... Так, спокойно. Мне нужно найти Шуруппаку.
Но Шуруппака вернулась сама.
- Слава Богам, ты Николай Бес - облегчённо вздохнула Шаруппака – Слушай, ты укусишь меня спиной хоть?
Эндрю посмотрел в глаза Шаруппаки. Ему захотелось их потрогать. Они плыли, бежали, подобно быстрой реке, заливали все вокруг собой, растекались словно магма. Но Ван де Рейнн сосредоточился на том, что она говорила. Ему нужно было дать четкий ответ на поставленный вопрос.
-Да-да-да... - в полной растерянности ответил он - Минуточку... Мне надо перекинуть свой рот на спину...
- Лизни гирю, сосулька! - отвлекла его новым заданием Шаруппака.
- Ты задаешь сложные задачи, моя маленькая болотная тина - ответил Андрей, и тут же закружился в вальсе со своими руками. Руки обнимали его, и вот он почти влюбился. Они были такими нежными, такими красивыми, особенно в этом танце. Они замечательно танцевали.
- Эндрю, слушай, если бы у всех людей были реактивные ранцы, они улетали бы на зиму в теплые края?
Эндрю резко остановился и задумался:
- Хм, ты знаешь, это довольно сложный вопрос. К примеру, например, для примера, применим это на мне. Мне кажется, реактивный ранец мне не пойдет. Он слишком полнит мое тело и дух, и поэтому, я думаю, что надо бы остаться здесь, ибо.. -Эндрю не завершил начатую фразу. Его отвлекли маленькие осколки, летящие со стен пещеры - Звездопад...
Звезды сыпались отовсюду. Падали, осыпались прямо ему на голову. Маленькие искорки света, маленькие звездочки... Эндрю быстрее выбежал из пещеры, чтобы пронаблюдать этот волшебный звездопад снаружи. Тысячи мерцающих огоньков, сверкая, опадали как осенние листья. Ван де Рейнн начал ловить их, но они все никак не помешались в его маленькие ладошки. Он как будто бы уменьшился до размера лилипута. Он смотрел на свои детские ручки и смеялся от радости. Звезды осыпались прямо на ладошке, как будто бы их и не существовало. Да и движения стали какими-то очень медленными. Казалось, будто воздух потяжелел в сотни раз. Замедлилось время. Все вокруг стало каким-то липким и вязким. Эндрю махал руками, но воздух поддавался еле-еле, он рассекал его как густой кисель. Тиктоник с воздухом продолжался недолго, потому что Андрей заметил, как из земли начинают подниматься цветы. Огромные, больше него. Ярко-алые, они все росли и росли - поднимались к небу.
- Шаруппака, смотри, как красиво! - с придыханием произнес Ван де Рейнн и прикоснулся к лепесткам цветка.
Его как будто бы не было. Эндрю чувствовал, как рука проходит сквозь цветок, казалось, что это просто воздух, пустота, и этих огромных прекрасных цветов совсем нет. Но они же были! Они были!
Полный впечатлений, Эндрю вернулся в пещеру. Сел. Захотелось есть. Жутко захотелось есть. Эндрю глянул на Шаруппаку, но там ее не было. Вместо нее сидела огромная свинюха, глядя на него полными злобы глазами.
- Вкусняшечка... Иди ко мне.. - потянулся Ван де Рейнн к свинье, и уже готов был ее укусить, как вдруг заметил, что с неба, снаружи пещеры, что-то льется.
Он вглядывался. Сначала казалось, что это просто дождь. Но потом Андрюха понял, что это с неба небо течет.
- Шаруппака, где ты? - с ужасом и страхом спросил Ван де Рейнн окружающую его пустоту - Где же ты? Атлас устал держать небо, оно убегает! Нам нужно спасти небо. Где моя шуба?
Отыскав в пещере свою шубу, которая до недавних пор была просто футболкой, быстро натянув ее, Эндрю выбежал на улицу. Небо утекало. Нужно было ловить его. Струи темно-синего цвета, как краска, лились ему на ладони, пятнали футболку.
Небо сбежало! Почему? Почему ему не сиделось там, сверху? Где теперь будут летать птички? А самолеты? А ракеты? Небо, наверное, очень устало от всей этой тяжести..
- Шаруппака, небо устало. Я бы вот не хотел, чтобы по мне летали самолеты. Поэтому мы должны его спрятать. Наливай его в корзину! Мы отнесем его домой и будем прятать от полиции! Его уже, наверное, подали в розыск... Гребанные полицаи... Даже небо в розыск объявляют. Не бойся, мы тебя никому не сдадим...
Внезапно началась жуткая паранойя. Эндрю казалось, что копы уже здесь, что они наблюдают за них, прячутся за деревьями. Вот сейчас, еще немного, и его повалят на землю, заберут у него небо. Нет, Ван де Рейнн не мог им такого позволить. Он вбежал в пещеру, на ходу пролив немного укрываемого преступника. Вылил все рядом с камнем Аскольдом.
- Вот, познакомьтесь пока.
Сам Эндрю сел, опустил голову. Перед глазами все плыло и рябило. Множество разноцветных красок озаряло стены пещеры. Ван де Рейнн закрыл лицо руками, начал жалобно стенать. Этот мир красок больше не нравился ему. Все вокруг слишком быстро мерцало. Так, что у сына Гефеста кружилась голова. Его бы вырвало, если бы в желудке хоть что-то было. По-прежнему жутко хотелось есть.
Закрыв лицо руками, он часто и глубоко дышал, молился Господу Богу. Хоть этом лагере его и научили совершенно другому, он продолжал это делать. Тем более сейчас, когда он не понимал вообще что такое мифология. Бог, брат, помоги... Веки окрасились в оранжевый цвет. Эндрю поднял голову и открыл глаза. Сначала он едва не ослеп от этого яркого света.
Окруженный ореолом солнечного блеска, над ним стоял худощавый парень с темной бородой и длинными волосами.
- Это ты? Ты пришел ко мне? Спасибо... Я.. Я очень благодарен. Всегда мечтал с тобою встретиться... Джигурда...
Этот парень молча перекрестился, затем провел рукой крест над Эндрю.
- А... Ты Иисус?.. Ты за кем пришел - за мной или за небом? - спросил Ван де Рейнн, часто моргая от яркого сияния.
Внезапно все это исчезло, и пещера снова погрузилась в темноту. Перед глазами стали вырисовываться разноцветные круги. Все вокруг превратилось в калейдоскоп.
Когда ж меня отпустит? - подумал Эндрю, и почувствовал, что Боги заставляют его танцевать сальсу - Помогите...

0

21

Ничего не менялось: пол не уезжал из под ног, небо не падало на голову, пони не прыгали перед глазами. Энди была в нормальном состоянии, а вот Эндрю уже куда-то ушел, он явно был уже не с ней: безумные глаза метались туда сюда, расширились зрачки, с губ слетали дивные фразы и дикий смех. Ему было уже хорошо, либо очень плохо, другого варианта не было. Вдруг в пещере зазвучали голоса:
- Эндрю, избавь меня от муки слушать этот бред.
Но это был точно не он.
Чёрт возьми, неужели меня взяло и это курево пожирает мой мозг? Или же, или же это нас нашли? Что мне говорить, как мне объяснить состояния этого кайфанутого? И то чё он так ржёт? А, кстати, чего он так ржёт то? И как объяснить, что мы здесь делаем вдвоём на ночь глядя? Мама роди меня заново!
Голоса стали напоминать живенькую песенку, и Энди невольно стала похлопывать себя по ноге рукой и покачивать головой в такт ей, а потом и подпевать. Под ногами девушка заметила какое-то дивное движение, она пригляделась и увидела маленьких существ с длинными ушками и большими глазками, чем-то похожих на кроликов и даже хомяков, но они были голубой, розовой, салатовой, оранжевой окраски. Они тоже двигались в такт музыке, все вместе крутились и прыгали.
- Эй ты, пушистый, я тоже к вам хочу, а ну ка освободите место на танцполе, ваша мать идёт, - позабавленная картиной, присвистывала им Энди.
А эти хомяко-кролики ещё те танцоры! Огонь бобры!
Возле Энди хохотал какой-то огонёк, девушка провела его взглядом и увидела, что сверху тоже тусят, кто-то протянул ей руку и она забралась туда, теперь верхом казалось то, что только что было низом.
- Детка, знаешь, да ты просто космос!
- Где космос? А реально космос! – Энди летела вверх, который когда-то был низом, а вокруг неё летели печеньки и вертелись кексики, а солнце вдруг стало блинчиком. – Рулетики, ловите меня - зефирка падает!
Энди упала в объятия этих милашек, и расхохоталась:
- А вы сами откуда родом? Я из этого кексика, а вы знали, что мы единственные кексик, у которых в этой тарелке есть водка? Да-да, мы только благодаря водочке живи, ну ещё благодаря порошку, который мы нюхаем.
Энди снова оказалась на танцполе, где все жило в ритме музыки. И тут в поле зрения мелькнуло знакомое лицо.
- Зефирка, диаманты падают. Их нужно собрать, что бы потом сдать где-то. Поэтому мы должны их спрятать. Бросай их в сумку! Мы разбогатеем и поедем на Багамы! Их уже, наверное, подали в розыск... Гребанные полицаи... Сейчас тут как тут будут. Не бойся, мы успеем всё забрать...
Без лишних слов Энди стала запихать всё добро в сумку, но тут в убежище вбежали полицейские.
- Мармеладик, нас просекли! Пихай их, пихай куда попало. Булки уже здесь, они везде! - Девушка бросала диаманты себе в декольте. – Сейчас не время возражать, давай всё тебе в трусы. Туда они не рискнут полезть. Заявим, что это ущемление прав, как изюма в этой большой тарелке. Одевай маску, так они нас не просекут!
Энди натянула маскарадную маску кошки и побежала в толпу. Здесь было уже слишком громко, это давило на состояние девушки, она закрыла глаза и вдруг стало совсем тихо.
Андреа была в длинном синем вечернем платье в каменной беседке, оплетённой кустами красной розы.
- Это Вы? Вы пришли ко мне? Спасибо... Я.. Я очень благодарен. Всегда мечтал с вами встретиться... Зефирка...
Девушка обернулась, перед ней стоял красивый парень в маске, Энди сделала книксен и улыбнулась незнакомцу.
- А... Вы рада?.. Можно пригласить вас на танец - сальсу?
После его слов заиграла быстрая музыка, парень подал Андреа руку и они начали танцевать сальсу.  Энди пару раз неуклюже наступила партнёру на ногу, но он лишь посмеялся с этого. Когда танец закончился Энди прошептала:
- Гульчатай, открой своё личико! – Энди поднесла руку к маске незнакомца, но вдруг в голове забило тревогу, девушка замерла в таком положении.
Что-то подсказывало ей, что не стоит этого делать. Сзади неё раздался странный шум и она обернулась. Розы, которые оплетали беседку стали вянуть и опадать на землю, а их иголки стали куда больше чем были, на голову Энди стало что-то сыпаться - пепел.
Андреа до последнего не понимала, что здесь происходит, она повернулась и увидела это лицо.
- Нет-нет! – Завопила она, но бежать не было как, её оплели розы, тело кололо и резало от каждого движения, а парень приближался. – Не смей меня трогать нет! Ты мёртв, ты мёртв, всё это не реально!
Энди вырывалась, раздирая себе кожу и наконец она высвободилась и выбежала из беседки, на неё изо всех сторон ручьями лилась кровь и доносились крики девушек.
- Я с тобой так и не закончил тогда, теперь твоя очередь умереть самой позорной смертью.
Тот странный сон, который не давал ей покоя много лет, снился ночь за ночью, вызывая страх засыпать снова. Энди дрожала как маленькая, как в те двенадцать лет, тогда, когда с ней случилось худшее в её жизни. В памяти вспыхнули воспоминания, как она шла со школы через узкую улочку, уже было поздно, потому что она задержалась на дополнительных занятиях, но другого пути к дому не было. Тогда она услышала крик, визг девушек, Энди бросилась помочь им, но уже было поздно. Парень, который убил их, заметил Андреа и побежал за ней. Тот момент помнился смутно, но в какой-то миг он догнал её и ударил чем то по голове, Энди упала на битое стекло и смотрела как по асфальту растекается её кровь. От него несло каким-то странным куревом и алкоголем. Это был отчаянный поступок, но он бы убил её, поэтому она схватила осколок и с размаху воткнула ему в шею. Тогда она впервые убила, тогда она стала такой, какой она есть сейчас.
Андреа стояла и смотрела на этого урода. Её мутило от его вида, не потому что она его убила, это не особо её волновало, а от того, что она помнила, как он убил двух невинных девушек. Кажется, эти мысли нечто отрезвили её разум и весь этот мир стал рушиться, голова крутилась, но она всё таки залезла в пещеру и закрыла глаза. Её разум и воспоминания обошли курево, они ослабили его воздействие на неё. 
Боже, пожалуйста, пусть всё это пройдёт, пусть уже отпустит.

Отредактировано Андреа Феницис (2016-09-18 16:39:38)

0

22

Эндрю начал танцевать сальсу в одиночку, но тут к нему присоединилась странная особа, которую он никогда раньше не видел. У нее было семь глаз и лучезарная улыбка. Самая красивая улыбка в мире. Все ее глаза, глубокого малинового цвета с темно-зелеными вкраплениями, тепло глядели на него и, казалось, также улыбались.
- Мама, я выхожу замуж.. - тихо шепнул Андрей, и тут незнакомка куда-то исчезла. Он даже не успел проследить в каком направлении - Мама, забей.
Ван де Рейнн присел на землю. Какое-то странное чувство охватило его. Сначала ему показалось, что это просто неразделенная любовь и душевные томления. Незнакомка исчезла, и даже телефончик не оставила. Ему все еще казалось, что он слышит ее голос, ее нежный вопль...
- Нет-нет! Не смей меня трогать нет! Ты мёртв, ты мёртв, всё это не реально!
Вот это меня торкнуло... - подумал Андрейка, и собирался встать, чтобы войти в пещеру и отсидеться там еще некоторое время, пока его окончательно не отпустит. Но в это самое мгновение он почувствовал странную боль по всему телу. Он пал ниц и прижался к земле, зажмурив глаза. Чтоб я еще раз так баловался! Нешто ломка? Да нет, такого быть не может... Во-первых, мы только первый раз курили. Во-вторых, это было совсем недавно. В-третьих, она не могла так быстро наступить... Или могла? Что это за трава такая? В этом лагере все волшебное - быстро схватывает, быстро отпускает, быстро начинает ломать...
С удивлением Эндрю обнаружил, что уже вполне может адекватно мыслить. В голову больше не шел потоком весь тот бред, что был буквально несколько минут назад. Впрочем, сам Эндрю уже забыл, что же с ним происходило тогда.
В глазах темнело, к горлу подкатил комок, он затрясся от холода. Последнее было в данных условиях неудивительно, но Ван де Рейнну показалось, что это все ломка. Собрав последние силы, он как-то добрался до пещеры. Сам не понял как. Это оказалось быстрее, чем он думал. Хотя думал он, вообще-то, только о траве.
В пещере было темно - ничего не разобрать. Он пытался найти корзину с травой, но не натыкался на нее. Он просто встал на четвереньки и ползал по пещере, пытаясь нащупать хоть что-то. Да Господи, когда все это кончится? Нас не примут в миф.пункт. Зачем им нужны наркоманы, портящие репутацию лагеря? Нас просто сразу казнят. Или расстреляют. Или еще хуже - запрут в комнате и заставят молиться Богам... - с этими мыслями Ван де Рейнн наткнулся на самокрутку, валявшуюся на земле.
Там еще было немножко травы. Дрожащими руками он сунул ее в зубы и понял - огня-то нет. Эндрю опять охватила тревога. Отца он снова просить не мог, ибо тот сжег бы его заживо. Зажигалок и спичек он никогда с собой не носил. Что делать?
Он начал нервно щелкать пальцами, пытаясь вызвать огонь. Как-никак он был сыном Гефеста. Только пользоваться способностями у него все равно никогда не получалось. Ему нужен был всего лишь маленький огонек. Маленький огонек, который избавил бы его от всех мучений. Всего лишь вернул бы его в состояние веселой сосиски.
- Да дай ты мне хоть что-нибудь!! Давай! - заорал Ван де Рейнн, растирая ладони.
Пламя возникло, как всегда, неожиданно. Как будто бы это было вовсе не пламя, а вода или поток воздуха, вылившегося с ладони, оттолкнувшегося от стены пещеры и разлившегося прямо у ног хозяина. Это был совсем неаккуратный костер. Слишком большой, не тот маленький клубочек огня, посланный Гефестом. Гефест не был столь щедрым.
Ван де Рейнн сунул самокрутку прямо в пожарище. Ее конец загорелся как свеча, но Эндрю было по фиг, он быстрее сунул ее в зубы. Последовал облегченный вздох. Ван де Рейнн сполз и развалился, как алкаш. Он смотрел на пламя. В руке была потухшая самокрутка. Не долго думая он развернул ее. Оттуда высыпалась на землю вся заготовленная Феницис трава, и в руке остался только обгоревший обрывок страницы книги. Эндрю вглядывался в буквы. Они почему-то показались ему очень знакомыми, все это слово целиком. Дислексия мешала его нормально прочитать, но такое сочетание он точно где-то видел. Он глянул на картинку рядом, а затем на корзину с травой, которая, оказывается, все это время была под боком. То самое растение. Те же листья. Внизу, около картинки было то же самое сочетание букв.
- Подождите... Тимьян?
В голове сразу всплыла картинка - мама заваривает чай в чабрецом. Чабрец... Это же тоже самое, что и тимьян...
Глаза забегали по строчкам, Ван де Рейнн перестал обращать внимание на дислексию. Как будто бы ее и не было.
Тимьян с древности почитался как божественная трава, способная возвращать человеку не только здоровье, но и жизнь... Дезинфицирующее и обезболивающее действие...
Разозлившись, Ван де Рейнн скомкал бумажку и швырнул на землю. Затем, набрав побольше воздуха, заорал:
- Феницис, что мы, черт подери, курили?!

0

23

Как-то вовсе не естественно текло время, пока девушка сидела на одном месте, не открывая глаз. Ей казалось, что так время будет идти быстрее и все те ужасы больше не потревожат её память. Так оно и было: никаких голосов, ощущений, просто тишина и шум дождя. Вот что разделяло реальность от иного – холод, именно он дал понять Энди, что всё позади. Тело до каждой клеточки пробирал холодок. А всё это время Энди и не замечала, что так замёрзла. Боятся уже было ничего, боятся вовсе не было чего, но всё же было не понятно от чего дрожат руки, то ли от холода, то ли от страха.
- Феницис, что мы, черт подери, курили?!
Девушка всё так же не желала открывать глаза, тем более после этих слов. Было ясно – Эндрю тоже в себе. Но давно ли?
Голову пронзала острая боль, а содержание желудка грозилось вернуться обратно.
Парнишка, ну чего тебе от меня надо?
Энди трясло от злости, когда она всё же открыла глаза и нашла Эндрю взглядом.
- Совсем мальчишка – прошипела Энди еле слышно.
Энди целый день мучилась на поле, собирая разные виды трав и цветов. Что она могла собирать на травологию? Понятное дело, всякие безобидные, на первый взгляд, растения, которые требовались сестре для изучения, либо для того, что бы показать на примере детям-бестолочам, как выглядит то или иное растение, и как оно вообще применяется в сем сложном мире.
- Неужели тебе так волнует, чего ты скурил? Ничего круче подорожника ты там не найдёшь. Или ты думал я марихуану на поле полукровок собираю? – если Энди когда и была любезна, то это прошло точно так же, как проходит жизнь: быстро и бесследно.
Энди было ни к чему заводить себе друзей, та и друзьями они навряд были бы, поэтому портить репутации последний твари в сем месте не стоило. Парнишка был хоть и хорош собой, но явно не для компании Андреа, ибо он слишком не настоящий, от части так же как и она, все здесь играют свои роли, но Энди была одна из тех, кто не переносил это место, как хорошо здесь бы не казалось.
Девушка смотрела на огонь, сотворённый сыном Гефеста. Пламя освещало и грело, навивая странные мысли.
Довольно сильный полукровка, может кому-то всё таки здесь и место… Но точно не мне. А он только первокурсник. Подумала Энди, взглянув парнишке в глаза. Он такой же ребёнок, как и она, только он ведёт себя соответственно этому, даже ещё тупее, чем ведут себя парни в его возрасте. Это было даже хорошо, девушка даже слегка завидовала его легкомысленности и позитиву, ибо Энди ни разу не подумала, что быть такой как она весело, куда лучше сыграть иную роль. Или же она никогда не играла, она свято верила в то, что всегда говорила и действовала так, как считает нужным, а не так, как стоило бы поступить, а может всё как раз таки наоборот...
Все мы актёры старой пьесы. Разве не так?
Рассуждала Энди, всё так же смотря Андрею в глаза. Ей здесь больше нечего делать. Девушка нашла корзину и остатки книги, над которой они довольно жестоко поиздевались, лишь Аиду известно, что ждёт на малышку дома. Андреа собрала все страничку в охапку и подошла к Эндрю в притык. Стоило ли заканчивать всё так же, как оно и начиналось? Энди постояла так несколько секунд, держа парня в напряжении, а потом просто ухмыльнулась и ушла из пещеры, не обронив ни слова.

Отредактировано Андреа Феницис (2015-02-05 19:29:59)

0

24

- Неужели тебе так волнует, чего ты скурил? Ничего круче подорожника ты там не найдёшь. Или ты думал я марихуану на поле полукровок собираю?
С секунду Эндрю смотрел ей в глаза с рожей, полной недоумения. А потом громко рассмеялся. Предположим, да, он тупой, его и от воды штырит, но она-то, вся из себя такая деловая, что, согласилась курить с ним подорожник? Она знала о том, что это просто трава, а не ТРАВА? Эндрю приземлился на землю и загоготал как ненормальный.
- Гроза полукровок Андреа курила чабрец и ее с этого торкнуло! Боже, если кому-то рассказать, смеху-то будет на весь лагерь. А мне, Феницис, все равно терять нечего. Все итак знают, что я и без травки укурен.
Эндрю поднял с земли косяк:
- Ты глянь, что такой маленький сверточек может делает с такими сильными людьми - трагично протянул он и снова засмеялся.
Ситуация была патовая. Ну да, его только что ломало с тимьяна, но что поделать? Его ломало бы и с манной каши, если бы ему сказали, что она вызывает зависимость. Поэтому Ван де Рейнн только улыбнулся. Очередной веселый случай, который он будет рассказывать своим внукам. Если они вообще будут. Кому нужен дед, все деньги просаживающий на диски с "май литтл пони"?
Все закончилось более, чем печально. Андреа просто ушла, ничего не сказав. Тьфу, ты, Господи. Девчонки! Нет бы улыбнуться, пожать мне руку, сказать: "Спасибо, товарищ, за прекрасно проведенное время".. А она? А она дурочка. Ничего не понимает.
Эндрю ухмыльнулся, взял в руки самокрутку, внимательно на нее посмотрел, затем пожал плечами и поджег. Что могло быть поэтичнее? Вечер, шум дождя, пламя посреди пещеры, дым от самокрутки с тимьяном и Ван де Рейнн, одетый в они трусы, развалившийся и созерцающий красоту этого мира. Всё-таки, было здорово.

0

25

Голова. Ужасно болит голова. Стук сердца импульсами разносится по всему телу. Вдох и выдох. Держи себя в руках. Ёлка, которую приходится обходить практически на ощупь из-за темноты, застилающей взор, неудобно вырастает на пути и, кажется, чуть-чуть покачивается. А ветра нет.
Рикки шагает по лесу и глубоко дышит. Это состояние вновь к нему вернулось из далёких времён полузабытого детства. Он его долго ждал. Он достает из кармана таблетку и проглатывает без воды. Морщась от этой гадости врезается в берёзу и тут же аккуратно сползает на землю. Закидывая голову, ржёт, как идиот, и крепче сжимает рукоятку меча. Здесь, кроме него, есть кто-то ещё, и он это чувствует. Закрывает глаза и прислушивается. Внутренний голос ласково шепчет: "Совсем с ума сошёл, да? Ну, я подозревал, что скоро ты свихнешься окончательно. Как Эта теперь будешь. Как Эта. Чего сидишь, кого ждешь? Здесь никого нет, кроме белочки. Твоей". Рикки вслух отвечает:
- Погоди, погоди. Появится.
Страх перед предстоящей болью отступает, и туман перед глазами рассеивается. Картинка становится чётче. Рикки осторожно поднимается и, оглядевшись вокруг, продолжает свой путь, как будто не было этого припадка практически подлинной шизофрении. Зачем же об этом кому-то знать? За секунду дыхание восстанавливается, рассудок проясняется. Руусканен театрально пожимает плечами и, насвистывая, продолжает идти, периодически,  интереса ради, озираясь по сторонам. Чья-то промелькнувшая среди деревьев тень заставляет одновременно улыбнуться, насторожиться и понять, что старые беды неизменно возвращаются.

0

26

Она гуляла по лесу, периодически оглядываясь назад. Наверно, она что-то икала, а, может просто заблудилась. Кассиопея и сама не знала, что забыла в лесу. Неужели она решила покинуть лагерь, никому не сообщив? Снова захотела вернуться в родные леса, поля и степи? Нет, лагерь полюбился ей с первого дня и она не хотела его покидать, пока что. "Время ещё не пришло", - твердила она себе под нос каждый раз, когда внутренний голос говорил о побеге.
Внезапно она обернулась. Она здесь не одна? Кто-то ещё любит бесцельно гулять в лесистой местности, предавшись мрачным мыслям? Кассиопея была лучшей из лучших в маскировке, незаметно она следовала по пятам загадочной личности. Он постоянно что-то бормотал себе под нос, а потом внезапно начал громко смеяться. Кассиопея была озадачена, но продолжила свой путь. Любопытство было сильнее здравого разума. Она проскользнула мимо него, чтобы получше рассмотреть человека, ей показалось, что она сделала незаметно, но что-то не давало ей покоя: парень на долю секунды заметил её силуэт. Неужели она так быстро выложила все карты на стол?

0

27

В нём не осталось ничего больше, кроме желания узнать, кто прячется среди деревьев, как давно и зачем. Накативший приступ паранойи заставлял озираться. Он теперь отчетливо слышал чьи-то шаги у себя за спиной, но не мог увидеть преследователя. В какую-то секунду начало казаться, что всё это он выдумал. Всё, что происходило вокруг - это просто плод его разыгравшегося воображения и навязчивое состояние, сдвиг в психике или что-то типа того. Но нет. Такое уже было с ним раньше. И он точно помнил, что будет происходить этап за этапом. Скорее всего, тот, кто прячется, - всего лишь какой-нибудь первокурсник, решивший подшутить, ну, или... медведь, может быть. Нет повода для беспокойства.
Окружающая атмосфера начала превращаться в квест. Лес как будто бы потемнел, а в воздухе повисло напряжение - всё как в лучших американских фильмах. Сейчас еще герой побежит, как придурок, от того, чего он не видел и не знает. А еще обязательно должна была заиграть зловещая музыка, готовящая зрителя к неотвратимой полной заднице. Хотя бывали еще моменты, когда она резко прерывалась, протагонист картины видел перед собой вместо ужасного монстра милого зайчика, и, схватившись за сердце, медленно выдыхал и с облегчением садился на какой-нибудь теперь уже совсем дружелюбный камень. Да какого черта? - подумал Рикки и резко остановился, обернувшись.
В поле зрения никого не оказалось. Но ведь он точно до этого слышал шаги! Плюнув на все, даже на то, что может оказаться полным идиотом, он выкрикнул:
- Ну алё! Гюльчатай, открой личико!

0

28

- Ну алё! Гюльчатай, открой личико! - крикнул человек, которого преследовала Кассиопея.
Она была уверена, что он думал о ней, как о какой-то первокурснике, который решил подшутить. Но нет, она была не первокурсником, и второкурсником она тоже не была. Так что же забыла учитель нумерологии посреди леса?
О, нет, она не была маньяком, но внезапно в ней проснулась жажда кровушки.
"За это не выгонят из лагеря?" - именно это и мешало ей произвести своё злодеяние.
"К чертям!"
Кассиопея покинула место укрытия.
Тихими маленькими шажками она подкрадывается к своей жертве. Жертва выше её и, вероятно, сильнее. Но когда это кого-то останавливало?
Резкий захват. Шея "противника" оказывается во власти "хрупкого" преподавателя нумерологии.
Тихий шёпот на ухо: "Ты мой!"

Отредактировано Кассиопея (2015-10-27 20:24:05)

0

29

Как резко вдруг перестало хватать дыхания. Словно удавку набросили на шею. Сын Гермеса не понял, что произошло - всё было слишком резко и неожиданно. Он даже не успел заметить, с какой стороны был нанесён удар. Похоже, человек, что преследовал его всё это время, в совершенстве умел быть незаметным. Рикки попытался вырваться, но это не сразу получилось - хватка у нападавшего была крепкой.
- Ты мой! - прозвучал приятный женский голос, и Руусканен выдохнул. Не всё так плохо. Раз уж это девушка, которая решила взять его в плен, то он как бы не против. Он даже немного расслабился и всерьёз начал подумывать, не разрешить ли ей делать с ним всё, что её душе угодно? Впрочем, вспомнив о том, какие ужасы порою творятся в лагере полукровок, и какими опасными могут быть иллюзии, Руусканен резко дёрнул руку противницы вниз и развернулся. Кровь тут же прилила к лицу, он глубоко вздохнул, чтобы прогнать темноту в глазах. Только спустя несколько секунд он смог видеть ту, что нарушила его личное пространство.
- Что? - вырвалось у него. В голосе звучало неподдельное удивление и недоумение.
Перед ним во всём великолепии воссияла преподавательница нумерологии. Рикки поспешил закрыть рот, чтобы не выглядеть совсем уж долбанутым. Хотя, вообще-то, в данной ситуации... Они оба отличились. Руусканен подумал, как стыдно потом будет посещать её уроки. До этого он не был на её лекциях. С тех пор, как Гермес признал его, он вообще удалился в думы и особо не старался появляться хоть на каких-нибудь предметах. Но он видел её за преподавательским столиком в столовой. Да и когда она прибыла, всему лагерю сообщили о новой учительнице. Он знал её в лицо. Потому сильно удивился. Если бы он точно не знал её роли в лагере, то подумал бы, что она одна из учениц. Такие злодеяния в лесах очень типичны для местных девушек. Студенты тут все немного шизоватые. Но за преподами он такого пока не замечал. Хотя и подозревал, что за их внешней адекватностью таится непочатый край бесов и замыслы по покорению всего мира. В принципе, это было бы неудивительно. Но сейчас, стоя в лесу и пытаясь осмыслить произошедшее, Рикки отчаялся. Он подумал, что ему срочно надо бежать. Что нужно рассказать остальным о какой-то секретной миссии этой шпионки в лагере. Возможно, она работает на Тартар и лично на Кроноса. Возможно, она пришла, чтобы всех уничтожить...
Рикки вдруг вспомнил, что уже минуту просто пялиться ей в глаза. Он решил, что надо что-то сделать, сказать. Возразить. Хотя бы попытаться узнать, почему она это сделала. Он резко отошел от мыслей, помотал головой и вопросил на низком теноре:
- Эээ... Так когда следующая лекция?
Спустя секунду до него дошла суть вопроса, который он задал. Да нет... Вряд ли у нее настолько суровые методы воспитания, что она будет караулить учеников в лесу и набрасываться на них за прогулы и не сданные домашки. Хотя... Это вполне в стиле лагеря.
- То есть, я хотел сказать... зачем?
"Что "зачем"?" - Рикки переборол желание ударить себя со всего размаха по лбу - Что ты несешь? Черт, а если ей не понравится то, что я несу, и она решит, что рано остановилась в деле с удушьем?
- Зачем вам нужно было это делать?
Это же я жертва! Почему тогда я веду себя так, как будто стыдно мне? А, да, я ж перед этим сам с собой разговаривал, и она это видела...

0

30

"Чёрт! Он слишком быстро вырвался. Кто же мог подумать, что он окажется сильнее, чем я предполагала".
Девушку одолевало чувство то ли ненависти, то ли уважения. Прежде, в её ПРОШЛОЙ жизни, никто не мог вырваться из ручек этой Кассиопеи, именовать её иначе просто не получается.
Неужто она наконец-то отыскала "экземпляр", который превосходит её в физической силе? Конечно, она понимала, что многие в лагере полукровок могут быть гораздо сильнее её, но именно этот парень почему-то привлёк её внимание. Что же он сделал? Всего лишь вырвался из её крепкой хватки, пускай и не сразу.
Девушка знала, что её появление, а тем более нападение, было слишком неожиданно. Именно это и нравилось ей: выслеживать жертву, изучать её повадки, а затем брать в плен. Такой простой алгоритм приводил её в возбуждение. Будучи дикаркой от природы, она готова была отдать всё, чтобы охотиться и охотиться на зверей, людей. Неважно! Главное - охота.
В этот раз "удача" посетила этого паренька. Она уже была готова накинуть на него лассо и увести в своё логово. Не тут-то было:
- Эээ... Так когда следующая лекция?
«Что? Какая лекция? О чём он? Я же его собираюсь похитить, утащить в пещерку и там сделать то, что придёт мне на ум. Возмутительно!»
Кассиопея опешила от такого расклада. Возможно, противник решил ввести её таким образом в ступор и незаметно покинуть лес?
- То есть, я хотел сказать... зачем?
«Что, чёрт возьми, здесь происходит?
Является ли законным уводить человека с его пути истинного, заставляя его отдаться размышлениям о странных вопросах своей жертвы? Почему я, как представитель зла в данный момент, должна обременять свой разум расспросами жертвами? Неужели парень думает, что я как Кощей Говорливый (мой давний «друг», которого я обманула своей болтовнёй) смогу поддаться этим выходкам, а затем отпустить его? Нет, нет!»

- Зачем вам нужно было это делать?
«Наверно, я что-то должна ему сказать.  Может, действительно сообщить, когда будет лекция, или выдать ему огромную кипу домашнего задания, которое он должен принести завтра?»
- Как же ты меня достал! – только и ответила Кассиопея.
Девушка не знала, что будет делать дальше. Сейчас она ограничилась лишь фразой, этот «экземпляр» оказался слишком странным.
«Надо получше его изучить».

0


Вы здесь » Resistance » Вне школы » Лес


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC