Добро пожаловать, странник! Раз ты волею судеб оказался здесь, разреши кое-что тебе рассказать. Может быть, ты что-то слышал о Перси Джексоне, ныне знаменитом герое, совершившем множество подвигов? Так вот, оглядись – ты находишься в лагере полукровок, месте, откуда начинались все его приключения. Возможно, ты тоже являешься чадом одного из Богов Олимпа? Вперед – не зря же ты здесь оказался. Тебя ждут Великие дела, а также администрация с широко распростертыми объятиями!




Рейтинг форумов Forum-top.ru

УБОЙНАЯ СИЛА НОВОСТЕЙ
Октябрь, 15 – пошла четвёртая неделя с начала олимпийских игр – самого яркого и зрелищного спортивного состязания в истории лагеря полукровок! За это время мы успели насладиться прекрасными выступлениями в таких дисциплинах, как стрельба из лука, бег в вооружении, фехтование, плаванье и даже метание копья. Огромнейший талант наших юных участников настолько велик, что с небес просто сыплется дождь из золотых медалей! Особенно, неожиданно для всех, отличились дома Гермеса и Гестии, которые, по количеству медалей идут вровень к абсолютной победе. Не терпится узнать, как же изменится ситуация, после проведения борьбы, гимнастики и прыжков в длину?
© Анастейша Феницис
ПОГОДА
+16 °C: Непостоянство. Этим словом можно одарить состояние погоды на сегодняшний день. Кажется, Солнце задумало сыграть с нами в прятки.
ВЫЛАЗКА
Первая линия - очередь Анастейши Феницис Вторая линия - очередь Марии Хепберн.

Resistance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Resistance » Вне школы » Лаконикум


Лаконикум

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Давно мечтали расслабится в бане? Тогда Вы пришли по адресу! Лаконикум – это греческая баня в виде каменной полусферы. Довольно-таки скучное, на вид, старое и ничем неприметное здание, но стоит лишь перейти порог, как оно тут же преображается на глазах.
Всё внутреннее убранство стилизованно под античность: поверхности облицованы плиткой и мозаикой, на стенах изображены древнегреческие боги и мифические существа, присутствуют дополнительные украшения в виде статуй, колон и арок. Посередине этого великолепия находится открытый очах, которым и обогревается здание. По бокам расположены два неглубоких бассейна, а позади очага - лежаки. В куполообразном потолке, прямо над открытым очагом, находится дымоход - в виде отверстия с крышкой. Крышка закрыта, во время принятия банных процедур, но во время протопки – открывается при помощи бронзовых цепей, скрытых за одной из колон.
Короче говоря, лаконикум построен максимально близко к тем баням, которые строили ещё в древней Греции – не считая присутствия водоотвода.
К большому сожалению, уже как несколько лет, закрыто, в связи с надобностью проведения ремонта.

0

2

«Underground» или «Судьба. Тайна. Это чьих-то рук дело?»

Далеко-далеко или же близко-близко – та вообще непонятно где – три престарелые сестры, они же Мойры, готовились к просмотру любимого сериала.
- Вы там в прах превратились? Сейчас же начнётся! – кричала, что есть мочи, Лахесис.
- Лучше бы помогла, бронтозавриха ты толстозадая! – парировала Клото, несущая целую гору из нитей.
- Заткнитесь вы обе и не мешайте мне смотреть телевизор! – вмешалась Атропа, непонятно каким образом возникшая на диване с целым тазиком семечек.
А, тем временем, на экране домашнего кинотеатра уже мелькали первые кадры из любимого сериала.
Это был неспокойный зимний вечер в месте под названием «Лагерь полукровок», по окрестностям которого бродила смесь из ветра и снега, желающая замести всё вокруг и заставляя жителей лагеря ускоряться в направлении к тихим и уютным норкам – домам. Но так поступали отнюдь не все жители лагеря. Кто-то из них пользовался плохой погодой для достижения собственных целей, кто-то был просто застигнут ею врасплох, а кто-то вообще сбился с курса и потерялся, но, в итоге, всех их тянуло в одно место – лаконикум. Отчего же всех тянуло к пустынному зданию, требующему ремонта? Вместо того, чтобы нежится под тёплым пледом и отогревать свои промёрзшие косточки, эти заблудшие души выбрали именно то место, в котором им не следовало находиться. Возможно по этой причине, каждый, переступивший порог лаконикума, тут же прятался в самых его тёмных уголках лишь услышавши поблизости чьи-то шаги.

Задача участников:

Прийти к месту встречи и спрятаться. Вы не знаете кто с вами находится в здании и сколько в нём укрылось человек. Вы лишь знаете, что вы не одни. Исключением может быть лишь та ситуация, когда вы приходите с кем-то в паре.

0

3

Старые ничем непримечательные места могут стать отличной приманкой для вентуса, ищущего убежище. Лаконикум на ремонте - прекрасное сооружение для самоанализа, убийств и корпоративных вечеринок. Но он здесь был не для того. Последняя снежная буря, наведенная за несколько часов, отчасти была результатом его рукоприкладства. Погодой он полностью распоряжаться не умел, но добавлять перчинку - запросто. Он не знал, что еще ему придется сделать в этом месте, чтобы наконец остаться в одиночестве. Теперь, когда за окном ветер раскидывал по полям дохлых птичек, а пугливые детишки богов прятались по койкам, Алекс тащился в закрытую никем не посещаемую баню. Какой еще частью тела ему надо было поколдовать, чтобы, наконец, отвязаться от зуда голосов, окружавшего его?
Он добрался до лаконикума и зашел внутрь. Там было холодно и темно - лучше не найти. Надо было подумать о переезде сюда, но времени не было. Он присел на пол и достал из-под черного плаща небольшой ящик, на котором висело несколько цепей, сводившихся в один замок. Что-то внутри него колотило по стенкам, и Алексу еле удавалось удержать коробку в руках. Сквозь щели в ней пробивался едкий темно-зеленый дым. Потерпи, малышка - подумал Радке - Скоро я выпущу тебя на свободу. Что-то в коробке отвратительно залязгало, и вентус улыбнулся. Но внезапно хлюпанье и чавканье стихло, а едкий дым заполз обратно в ящик. Алекс испугался и несколько раз легонько потряс коробку. Не дождавшись реакции сущности, находившейся в ней, он громко выругался, схватил пожитки и побежал вглубь лаконикума.
Я трижды перекрестил эту баню, но они все равно сюда идут! Послышались шаги, и Радке замер. Похоже, каждую пытку придется пережить по-новой. Опять ему стоять, разговаривать с недалекими и любезно оправдываться, в угоду им. Но как же они каждый раз его находят?

+1

4

Отчего ей надоело сидеть в теплом и уютном домике Афины и потянуло сюда,к этому холодному пустынному зданию Элиза совершенно не знала. Хоть она и была одета во всю теплую одежду которая у нее была, она дрожала от холода. Она была новичком в лагере, и от этого ее поступок становился еще глупее. Ходить одной, в леденую погоду к заброшенному зданию совершенно не зная зачем, да еще по месту которое она почти не знает! Но она просидела все утро в кровати, и еще не совсем проснулась. Она не торопливо зашла в здание .Элиза окончательно проснулась. "зачем я сюда пришла?тут точно кто-то есть,а мне не хочется отвечать на вопрос что я тут делаю,потому что ответа я сама не знаю. Где бы мне спрятатся?" ее взгляд наткнулся отверстие под лестницой, и она решила что это вполне подходяшее место. Она забралась туда, и почустовала что резинка которою она носила на руке очень жмет. Она никогда не снимала эту резинку, и почему то никогда не задумовалась откуда она взялась. Теперь когда она ее сняла, из ее рук с грохотом упал щит. Элиза очень испугалась, но быстро сообразила что к чему.Она не знала откуда эта резинка - значит это был очередной дар Афины, резинка для волос котороя превращается в щит.

Отредактировано Элиза Рейд (2016-06-11 22:56:27)

+1

5

Что же Вэй вытащило этим вечером из дома? Она и сама не знала. На улице было очень холодно и мела настоящая снежная буря. Но Вэйлери даже нравилась такая погода, хотя она и не понимала почему. Она любила проливные дожди и сильный ветер, штормы, бури и ненастья. Наверное, поэтому сегодня она просто не могла сидеть дома и ничего не делать.
Она выбежала на улицу и тут же почувствовала сильный мороз. Но сдаваться было поздно. Она и сама не знала, куда направляется, но точно знала, что дома сегодня сидеть точно не будет. Вэй пошла по тропинке. Она еще очень плохо знала, что где в лагере находится. Поэтому она шла осматриваясь по сторонам, чтобы изучить дом полубогов. Девочка уже хорошо знала ряды домиков, потому что здесь проводила больше всего времени, столовую, потому что постоянно была голодной, и парочку мест, таких, как озеро и  море, потому что там было приятно гулять. Но вот теперь она наткнулась на совершенно незнакомое здание. Что-то странное потянуло ее туда зайти. Она вошла внутрь и поняла, что света здесь нет. Она прошла подальше, чтобы найти выключатель и посмотреть, что это за здание, и тут в темноте что-то зазвенело. Вэй сильно испугалась и остановилась, потому что не знала, что ей делать, бежать или не шевелится вовсе. Потом она тихонько на цыпочках спряталась за что-то большое, надеясь, что ее не заметят.

+1

6

Оффтоп: Кася, прости, но мы, похоже, никогда не договоримся насчет совместки хД
Родное лоно кабинета мифологии было оставлено. Молли, преодолевшая парочку лестничных пролетов и тяжелую главную дверь, оказалась в снежном хаосе. Стоя на пороге так называемой школы, ютясь под крышей и не желая высовываться даже кончиком мизинца за черту, отделявшую ее от стихии, она вглядывалась вдаль. Кругом все замело. Снежные барханы, которые утром еще считались коркой ледяной полурастаявшей равнины, выглядели отнюдь не дружелюбно. На смену почти весенней погоде пришла злая зима, потрясающая сухим кулаком метели, и будто замечающая: "Хрена с два, я от вас уйду!". А ведь Милка так мечтала в ближайшие дни сменить сапожки на ботиночки... Но куда там. У погоды переменчивое настроение.
Сунув стопку тетрадей под пальто (не, ну серьезно, пакет что ли не взять? рюкзак? дипломант?) и застегнувшись на шесть пуговок, Мелани, аки бравый воин, пошла таранить ветер. И, по началу, неплохо получалось. Она даже умудрилась дойти до "городка", но, как оказалось, родные стены не спасали и ураган собою нисколько не задерживали. Борей, етить тебя за праву пятку! - крутилось в голове. Что правда, фантазия использовала более жесткие выражения относительно северного ветра, но это уже не для печати. Продираться сквозь снег и туман в какой-то момент надоело. Мила остановилась, беспомощно вглядываясь в вихрь. Перед глазами проносился снегопад, приходилось часто моргать, да и к тому же домики покрыла завеса белой пелены. Ничего не видно. Руки окончательно окоченели. Волосы, в которых назойливо копошился легкий бриз зимнего торнадо, казалось, скоро отделяться от головы и улетят в дали дальние, славы славные. Но это пустяки. Самое главное, стопка тетрадей, гревшаяся у самого сердца, норовила соскользнуть вниз. Если бы это произошло, работ первочков на тему "Тартар или Магадан" она бы больше никогда не увидела: листы, исписанные дислексическими литерами разлетелись бы ошметками по всему лагерю, повисая на заборчиках и рогах сатиров. Милка покрепче прижала тетради к себе, чувствуя, как парочка из них уже решила скатиться в сугроб, и ворвалась в первое попавшееся помещение. Работы тут же скопом упали на пол, формируя кучу, зеленеющую обложками единого образца. Видели бы полукровки, как преподаватели обращаются с их детищами... Ввек бы больше ничего не сдавали. Хотя, они и так не очень часто сдают.
Молли кое-как завязала волосы, вытерла лицо ладонями, вздохнула и начала собирать тетради. Когда стопка, наконец, воссоединилась, Молли осмотрелась. В помещении практически не было света. Он сочился только из окон, в которые бил фонарь. Едва можно было различить очертания... Хм, что же это? Медный таз? Точно! Лаконикум! Сто лет здесь не была!
За последние "сто лет" Флокс как-то не особенно обращала внимание на это здание. Помниться, еще в детстве она тут частенько бывала. Баня была довольно посещаемой. Но позже какая-то олимпийская санэпидемстанция объявила, что что-то здесь не по канону и постановила: париться больше никого не пускаем до тех пор, пока администрация лагеря не удосужится провернуть ремонт. С того времени лаконикум был абсолютно бесполезным местом, всегда закрытым на реконструкцию.
Сейчас это тем более показалось странным. Как же получилось, что дверь оказалась открытой? Неужто здесь и правда кто-то вел работы? Неужто кто-то вспомнил о местной сауне? Да тьфу! Не может такого быть! Видимо, кто-то из полукровок здесь покопошился до нее. Сразу вспомнился тот паренек, Алекс Радке, - любитель старых заброшенных помещений. Мало ли таких искателей приключений в лагере для тех, кто по определению этим болен?
Флокс попыталась отыскать что-то, что включить свет, но рысканье ладошкой по стенам не принесло своих плодов. Милки вышла в саму баньку. Света здесь не было в принципе. Она постаралась подойти к заставленному хламом окну, но тут увидела два горящих нездоровым, свойственным только полукровкам, огоньком глаза. От неожиданности Милка, онемев, едва всхлипнула и забилась в дальний угол. Инстинкт самосохранения прошептал на ушко: "Давай-ка подождем, пока это существо само выберется отсюда и убежит. Тогда убежим и мы".

+1

7

Последние несколько семестров Кальтенбруннер находилась в глубоком забытии, депрессии и невезении. Единственное, что у нее хорошо получалось - это шататься по лагерю, привлекая внимание обитателей своей мордашкой, которую все уже десять раз успели забыть. Дом Зевса стал для нее родной лагуной, в которой она ничего не делала, кроме того, что ела, засоряла пространство и почему-то неумолимо теряла массу. То зелье, выпитое еще на втором курсе, кажись, заработало.
Сегодня за окном простиралась нескончаемая метель, бьющая окна снежными залпами. Заволокло все небо. Вил вышла на порог в одном халате и тапочках, прикладывая ребро ладони к бровкам и пытаясь увидеть, что там, вдали. Но улицу полностью поглотила белизна. На ближайший километр высился туман и столб порошка, который, казалось даже, был статичен. Захлопнув входную дверь, погрев замерзшие принцесские пятки об батарею, Вилка двинулась в комнату и собрала все необходимое. Она натянула свои супертеплые рейтузы, не забывая о наставлениях матери, сверху на них - болоневые штаны, температура в коих всегда была около сорока градусов по Цельсию, под них - две пары носков высокой плотности. Собравшись уходить, она вдруг с удивлением обнаружила, что купальный верх, хоть и выглядит эротично, не сочетается с обмундированием из рейтузиков из шерсти адской гончей. Пришлось, чтобы окончательно приобрести облик человека, которого не пробьет пуля, надеть свитер на бадлон, сверху - кофту бабули, передававшуюся в их семействе по наследству, обмотаться огромным шарфом и кое-как затолкать себя в длинный-предлинный пуховик. На голову упала шапка-ушанка. А под нее потом, на всякий случай, заполз платок. Вил Кальтенбруннер преобразилась. Изящная деревенская красота всегда была к лицу девушке с фиолетовыми волосами.
Решив, что готова к походу на северный полюс, Вилка бочком, расставив руки в стороны, ибо не могла ими пошевелить, вылезла из своей каморки и двинулась в путь. Она хотела навестить море. Там, наверное, сейчас захватывающе. Черные ледяные дали, вьюга, свист ветра в ушах и ни единой звезды в сумраке ночном. Но пока Вилгельмина рассуждала об этом всем, уже успела наглотаться снежинок, прущих к ней в рот, (который никогда не закрывался).
- Тьфу ты, ср*нь-то какая, - закашлявшись, молвила Вилка, на автомате заходя в первое попавшееся помещение. С тех пор, как в лагере отменили дурацкое правило, гласящее, что ей нельзя находится в определенных местах, Кальтенбруннер начала считать родным домом буквально каждое здание в лагере, и потому заходила, куда хотелось и моглось без всякого разрешения. Она машинально захлопнула дверь и оказалась в темноте. Что за ёшкина собака? - задалась она вопросом, пытаясь найти выключатель - Что за дом? Но все поиски казались сейчас бессмысленными, ведь нужно было собираться в путь. На море! В полный 3,14 - ц! Ей только лишь нужно было поправить носочек, потому что он неприятно колол белую ноженьку. Она нащупала в темноте какую-то скамейку, села и усердно начала заправлять в сапог шерсть. Все было выполнено в лучшем виде, и Вил начала чувствовать себя человеком. Но тут что-то ее смутило. То, что происходило на протяжении последних 30 секунд, и то, на что она сначала не обратила внимание. Кто-то рядом неровно дышал. Вилка подскочила на месте, ее глаза округлились, и вдруг появилось непреодолимое желание купить на ярмарке пару памперсов. Речевой аппарат заклинило, и все, что Вилка сейчас могла делать - это ловить мысли в своей коробочке, что разносились, как стайка птиц над городом перед надвигающейся грозой.

+2

8

Мир рвала на части метель,
а Она, по-царски, сидела,
наблюдая за маршем пингвинов…

- Сбился с курса! – взвизгнула Стэйси, выпрыгивая из своей «Берлоги»1. Три часа - да-да, три часа! Она вот так сидела и наблюдала за своими «пингвинчиками»2, и тут такой ужас – один из них свернул направо, вместо того, чтобы пойти за всеми. А вдруг это Энди? – очень не вовремя промелькнула мысль, заставив девушку волноваться ещё больше. – Нет, это не Энди. Да и с пингвинчиком всё будет хорошо. Наверняка ему туда по делам нужно…
Но от подобных мыслей спокойней не становилось, наоборот, девушка стала волноваться ещё больше. Как можно оставаться равнодушной, когда сознание рисует жалобную картину: маленький пингвинчик, с большими печальными глазами, совсем один и не может найти дорогу обратно? На самом деле, это может быть какой-то загулявший сатир, но сердце девушки сжалось от придуманной картины. В итоге пришлось собираться в путь под лозунгом «Чип и Дейл спешат на помощь». 
На какие жертвы только не пойдёшь ради спасение чей-то жизни: натянула кусающийся свитер, колготы, носки, тёплые спортивные штаны, шарф, нелюбимую шапку, сапоги, (больше похоже на валенки), рукавицы и пуховик – это ж такие тяжести на себе носить, когда можно было просто сидеть в своей Берлоге и ни о чем не думать. Не зря говорят: «От безделья дурь наживается». В случаи Стэйси, дурь живёт в особняке на собственном острове.
Полукровка вышла из дому и, в ту же минуту, чуть не была отправлена на Марс потоком до жути обнаглевшего ветра. Мокрые, тяжелые снежинки – в общем жирные такие - сразу же набросились с «обнимашками» на славные серые очи юной девы. Но она не отступила, а поспешила на помощь пингвинёнку! Всё было бы эпично и в стиле настоящего полубога - ну прямо, как подвиги Геркулеса - если бы не одно НО: при такой видимости, вообще было чудом, что она видела кого-то из окна, ведь находясь на улице – не видно было даже собственного носа. Пришлось доверится инстинктам и собственному чутью… Если так подумать, то чутьё не подвело, оно подумало о хозяйке и привело её прямо к местной бане – ну вот точно, с такими обострёнными инстинктами нигде не пропадёшь. Стэйси решила проверить это место на тот случай, если заблудший решил укрылся здесь от ужаса, которым одарила лагерь полукровок погода.
Она влетела внутрь, уже настроившись сделать величественный вид, мол «а вот и твой рыцарь», но внутри было тихо и темно, а на стене, как на зло, не было переключателя. Естественно, она подумала, что ошиблась «номером» и уже повернулась, чтобы уйти, как тут ей послышалось движение в семи шагах от неё. Наверное, было бы логичнее спросить, есть ли здесь кто-нибудь, вместо того, чтобы на четвереньках ползти в укрытие, но голливудские фильмы ужасов научили нас одному: если заходишь в подозрительное темное место – никогда не спрашивай «есть ли здесь кто-нибудь?», особенно, когда в мире реально существуют монстры…


1. «Берлога» - сооружение из стола, одеял и кучи подушек, «построенное» аккурат перед самым окном.
2. «Пингвинчики» - фантазийный образ для жителей лагеря, идущих против натиска метели.

0

9

Любой нормальный человек в такую погоду сидел бы дома закутавшись в одеяло и  пил бы чай. Похоже Маркус не относился к числу " нормальных" людей. Закутавшись в куртку, он пошел куда глаза глядят. Хотя глядеть куда нибудь сквозь хлопья снега которые летять к тебе в глаза было трудно, так что он просто шел, гадая что подумает монстр когда увидит закутавшееся в плащ существо с горкой снега на голове. Наверное, я похож на белого медведя. Тут «белый медведь» грохнулся в сугроб, и размышления были прерваны на время отряхивания и проклинания Хионы и Борея. Вытряхнув снег из рукавов, Маркус продолжил свое путешествие по лагерю полукровок, который напоминал снежный Хаос. Интересно, а в Хаосе шел снег? Если нет, то я уезжаю туда на каникулы.подумал Толкен,выплевывая изо рта горсть снега.
Белые медведи едят снег?! крикнул он. Если да, то я выбираю роль эскимоса.  погоду это не успокоило, и капюшон слетел с его головы,а через несколько секунд на макушке появилась гора снега. Спасибо, я бесплатного душа не заказывал. проборматал он себе под нос.Пошли вы все к черту! Маркус, теперь в роли иследовотеля северного полюса, самоуверенно направился вперед. Когда то сильного порыва ветра он упал в снег, пришлось сдатся. Прикрыв глаза рукой от снега, он попытался разглядеть что нибудь.Все, теперь я полубог который пытается спрятатся от метели.Хотя он сам решил выйти из дома.  Где то шагах в 20  от него виднелось здание. Судя по всему оно было заброшенное. Лучше чем ничего. Идем туда. Прокладывая путь в снежном лабиринте Маркус все таки добрался до заброшеного здания. Поднявшись по ступеням, он облегченно вздохнул. Ветер продувал это место на сквозь, но хотя бы тут не было так много снега. Выглядело оно как баня. А в Хаосе баня есть? он все еще обдумывал возможность отправится туда на новогодние каникулы. Отдышавшись, Маркус хотел обследовать эту заброшенную баню, но тут он услышал шаги. Сердце у него ушло в пятки. Мозг, замерзший от снега, постепенно размораживался. Если монстры реальные, а ты в метель находишся в заброшенной бане, то надо прятаться.ЧЕГО Я ЖДУ ?  Аааааа!  Маркус юркнул под первый попавшийся ящик. Будем ждать пока нас убьют.

0

10

Казалось бы, что тебе делать в метель, снежную бурю, снегопад, или как бы это не называлось? Сидеть дома закутавшись в 5 одеял. Но нет, Джейк решил осмотреть лагерь.
Значит так, я совершенно сумасшедший человек, который идет гулять в ужасную погоду. Еще, ко всему прочему, я полубог, и меня могут съесть монстры. Прекрасное времяпровождение, не так ли? Столько возможностей потеряться или быть съеденным монстром! Вперед, сумасшедший сын Посейдона!   такие радужные мысли проносились в голове у Джейка, пока он выходил из уютного домика, и делал первые шаги по лагерю полубогов, совершенно скрытому под снегом.
Докладываю: результаты осмотра лагеря полубогов : покрытая снегом равнина. Недалеко можно увидеть много снежных глыб, являющихся домиками полубогов. Беру курс на север.  пробормотал парень, осматриваясь вокруг, и прокладывая себе путь через сугробы.
В какой то момент дунул сильный ветер. Джейк хотел вернуться, но оглянувшись, понял что совершенно не знает где он.
Дела просто супер! Я использовал план потеряться в незнакомом месте. Ура. Что теперь?
Ветер дул очень сильно. Он напряг зрение, и смог увидеть недалеко какое то здание. Сюдя по всему оно было заброшенным, но Джейка это не волновало.
Значит меня никто не спросит, что я делаю здесь в такую погоду, и почему я пропускаю лекцию.
Зайдя в здание, Джейк облегченно вздохнул. Тут он хотя бы мог дышать, не чувствуя что его легкие заледенели.
Но тут он услышал шаги, и усомнился в том,  что здание заброшено. Он все равно не хотел оправдываться и объяснять почему он пропускает лекцию, так что Джейк быстро юркнул в первое попавшееся место.
Убежал от снежной бури, а тут меня встречает пыльная буря.

Отредактировано Джейк Кейдж (2016-06-11 18:18:02)

0

11

Зима укрыла сожжённый город, и мы уходим подземным ходом...
Ах, если бы всё было так поэтично. Как бы не так. Зима вдарила продрогшей Адельгейм по мозгам и та едва волочила ноги, плюясь на всю округу залетающими в рот хлопьями.
Уже две недели, как девушка слегла дома с ужасным гриппом. Ну как... грипп длился первые четыре дня, потом болезнь верно отступила, оставив от себя только неприятный насморк и покашливания, только Соня упорно продолжала выпрашивать в миф пункте выходные, чтобы не сдавать никакие доклады и не ходить на лекции. В миф пункте на нее уже косо смотрели. Всё-таки Сонечкина актёрская игра не отличалась высокой постановкой. Это был балет "Умирающий лебедь". Красавица, кряхтя, скрипя всеми костями, в беспамятстве падала на кушетку и просила врача добить ее, чтоб не мучилась. А потом еще, для пущего эффекта, просила передать Сету, что она его любила, и попросить его позаботиться об их белке Анхесмерире, когда дочки Посейдона не станет. И вот когда зрачки страдалицы медленно закатывались, оставляя на медицинский осмотр только белок глаза, а сама больная издавала последний стон мамонта, обливаясь горькими слезами, тогда воодушевленные театральной картиной медики хлопали в ладоши и говорили: "такой талантище пропадает" и все же выписывали ей еще два дня больничного.
Выйдя из миф пункта, но не выходя из роли, прирожденная актриса двинулась в метель, путая ориентиры и изображая глубокую агонию. Вдруг они в окно смотрят? Пару раз ударив себя об столб, повалявшись в сугробе и схватив за шиворот целый комок снега, дочь Посейдона, наконец, выбралась на дорогу к дому. За то время, пока девушка изображала из себя чихающего ослика, погода успела кардинально поменяться. Сейчас в лицо бил целый снежный ураган, и мадам едва могла разлепить веки. Она шла почти на ощупь, пока не поняла, что окончательно заблудилась. Конечности заледенели, ресницы покрылись толстым слоем снега. Соня вспомнила, что кто-то из ее друзей рассказывал ей, что такое обморожение, и тут же, обнаружив в себе все симптомы, бросилась искать убежище. Лишь бы эти прекрасные пальчики не отсохли!
Но вокруг была огромная ледяная пустыня. Чувствуя, как слёзы подкатывают к горлу, Адельгейм бросилась бежать в неизвестном ей самой направлении, с одной надеждой на то, что в итоге она встретит хотя бы одно существо, которое бы вывело ее на свет божий, укрыло плечи пострадавшей пледом и заварило крепкий чай. Желательно с печеньками, всё-таки она принцесса.
Но никто не попадался. В этом безнадежном мраке и пустоте Соня была одна. Неужели боги решили воздать ей по заслугам?
- Сознаю, виновна, - промямлила Адельгейм, пытаясь разлепить глаза и посмотреть, не смиловался ли над ней Зевс - Отпустите грехи, пожалуйста. Я начну делать подношения, - взмолилась полукровка и тут же врезалась в какой-то угол - Слава  тебе, Господи, кем бы ты ни был.
Не видя, куда она ступает, Адельгейм едва не подскользнулась на пороге и моментально схватилась за что-то, что оказалось ручкой двери. Из помещения повеял чуть более теплый воздух, чем на улице, и Соня расстроилась. Надо было лучше просить прощения -может ниспослали бы ей какую-нибудь баню...
Девушка хлопнула дверью и снова осталась в полной темноте. Она стряхнула с себя снег и потрясла головой, пытаясь избавить волосы от нависших сосулек. Не разбираясь ни в чем - всё-таки в лагере много странных заведений - девушка присела куда-то, думая, что надо переконтоваться здесь пару минут, отдохнуть и потом попытаться все же найти свой дом. Ведь если до этого здания она добралась, значит, и другие где-то рядом.
Сейчас ей даже показалось, что справа - что-то теплое. Она легонько опустила на это голову и действительно почувствовала немного тепла. А потом ткань. А потом чужое судорожное дыхание. Старый добрый норвежский мат был заглушен тихим, но ужасающим вздохом. Сама Адельгейм оказалась на полу, трясясь от страха. Она сама не ожидала от себя такой реакции. Обычно эта девчушка орала громче всех, в случае опасности. Но если у того, что сидело справа есть вполне нормальное человеческое плечо, ему свойственно дышать и оно носит куртки - значит это кто-то из лагеря, забредший сюда также случайно. Соня немного успокоилась и собиралась спросить, кто здесь находится, но тут промелькнул сероватый маленький огонек, наверное, откуда-то с улицы, и девушка увидела еще несколько тел, находящихся неподалеку. Стоя на карачках подле, она зажала себе рот рукой, чтобы не закричать от страха. Только не говорите, что это нормально - сидеть в большой компании в полной тишине и не подавать ни звуку. Сонина голова уже проецировала заседания тайных людоедских организаций.
Девушка сдавленно пискнула и попыталась ползти ближе к выходу.

+1

12

Вот она: очередная вылазка в свет божий, как же давно такого не случалось, и не суть, что на улице вечер… Зато какой закат: небо переливается миллионами разных красок, словно палитра художника, укрывая своей нежностью землю, убаюкивая её. Наверняка он удивительно красив, где-то там за этим столбом проклятого непроходимого снега, который сечет в лицо, жаждая выколоть к черту глаза, рассечь лицо в кровь, превратить его в мелкий фарш. Оххх уж этот зловещий снег, жаждущий крови и мяса…
Наверное, те единицы человечеко-мазахистов, что встретились по пути Андрюшке и сумели разглядеть хоть что-то в этой маниакальной страсти снежинок убить тебя, были не на шутку удивлены, что этакая дама высунула свой зад из дома в такую чудную погодку. Да, именно так вела себя Андреа: шла вразвалочку, дабы все думали, что она гуляет, но на самом-то деле, она шла куда-то, а куда не помнит сама, ибо она  заблудилась. Спросить кого-то? Неа-а, вы что! Стыд-позор - лучше идти неизвестно куда, непонятно зачем, чем спросить кого-то, где она находится. Хотя, судя по их блуждающему взгляду, они в такой же дыре, как и она сама.
Сегодня явно не мой лучший день в жизни… Интересно, насколько далеко я забрела от лагеря.
Этот поход, длинной в жизнь, вызывал бурю божественных эмоций, да такую, что в какой-то миг Энди стала нервно размахивать кулаками, отбиваясь от снежинок.
- Эй, ты, да, я тебе говорю, на тебе, держи исчадье ада, – шипела девушка себе под ном, пока раздавала этим наглым мелким тварям по заслугам.
Бой продлился не долго, выдохнувшись от сражения с этим неисчисляемым количеством белых отважных воинов, Энди рухнула в сугроб…
Дожила… Окончательно с катушек слетела, что я делаю… Андрюшка пару раз постучала себя по голове руками, отчаянно пытаться вправить непоправимое на место. Надо хоть иногда спать по-человечески и есть тоже... изредка. Всего-то двое суток без сна, а ведь раньше я умудрялась после такого на учебу ходить, тренировки посещать, да ещё и бодрячком всё это проделывала, а тут… Тьфу ты, совсем раскисла тряпка.
Откинув назад все угнетающие мысли, Андреа дальше двинулась в путь, ибо ей только в сугробе уснуть не хватало для полного счастья и, как оказалось, чуточку позже, она была вовсе рядом с местной баней на ремонте.
- То что надо, - радостно прошептала Андрейка, зловеще потирая ручки, - да наступит же час, когда…
Где-то недалеко послышался шорох и скрип снега. Кто здесь? Олень? Медведь? Или кто-то следит за мной? Подслушивал меня, проказник? Удумал раскрыть все тайны мира сего с помощью меня?! Не дамся, нет! Или гляди нечисть какая увязалась. Долго не думая, девушка юркнула в баню, да упряталась в место поукромнее, так ей казалось, ибо темно, хоть глаз выколи, хорошо хоть не споткнулась нигде и не полетела в объятия бани сей. Охх уж это безумие в глазах больного, так присущее Андрюшке, шиза безумного гения у которого хотят отобрать его изобретение, патент, дитё его…

0

13

Лед тронулся, господа присяжные!
Как только все полукровки собрались в одном месте, пытаясь скрыть своё присутствие от остальных, произошло то, чего никто не ожидал: лаконикум запел – воздух стал тяжелее, от пола исходило напряжение, словно по нему шел электрический ток, а опоры начали стонать, прямо как узники преисподней. Всё это сигналило лишь об опасности, но времени было слишком мало, чтобы полностью осознать это – 3 секунды и всё рухнуло вниз...
Свист, вспышка яркого света, словно последний лучик надежды, увязла в липком, тягучем Мраке, оставив наедине с безысходностью.  Что произошло? Это уже не важно, важно лишь то, что, не смотря на падение, выжили все – удача? Навряд.
Юные полубоги оказались в системе подземных тоннелей, по крайней мере так казалось, - слишком темно и пыльно (обвал спровоцировал резкий выброс песчинок), чтобы сказать поточнее. Вокруг окружают лишь голые стены, на ощупь это камень, к тому же покрыт чем-то липким и неприятным, впрочем, то же самое можно сказать о земле, только она чуть менее липкая. Воздух тяжелый и затхлый. Но самое главное, что лаконикум завалил это место так, словно это закупорили пробкой бутылку вина. Что до состояния полукровок, то обвал пришелся прямо у пересечения тоннелей, поделив детей на группы и раскинув их в разных направлениях, при этом не нанося критических травм.

Первая группа.
Алексу повезло больше всех, толчок выплюнул его чуть подальше в тоннель, при этом спасая от обломков, но, скорее всего, это не было случайностью - сыграла пользу его сущность, чего нельзя сказать об Андреа, которую словило в ловушку и запечатало под грудой камней: одно неверное решение, и обломки завалят её полностью. Соня же обошлась легкими ушибами, и единственная неудобность состояла в том, что её правые конечности «утопли» в груде камня, но при этом обошлось без перелома, и не составит труда выбраться самостоятельно. Однако, Соня находится прямо над временным и неустойчивым убежищем Андреа.
Вторая группа
Мелани и Элиза оказались в одинаковых ситуациях: их завалило по пояс – как и у остальных, серьёзных ранений нет, обошлись лишь ушибами. Проблема состоит в том, что они слишком близко друг к другу и их активные движения могут вызвать смещение камней. Смогут ли дочки Афины придумать план по собственному спасению? А как насчёт Эрла? Что же он будет делать? Учитывая то, что находится в той же ситуации, что и Андреа – в гробу из обломков, рядом с Флокс. С этими же ребятами, поглубже в тоннель, оказалась дочь Зевса, Вилка. Как настоящая дочь своего отца, умудрилась попасть в неприятную ситуацию и, при этом, вылезти сухой с воды – на ней лежат лишь несколько камней, которые съехали на неё уже после падения.
Третья группа
Стэйси стоит, заваленная по грудь, лишь с правой рукой на свободе, а напротив неё Вэйлери, утопшая в обломках по пояс. Чуть дальше, от зоны обвала, лежал Джейк, грудь которого, придавило приличным куском плиты, спасло лишь то, что практически весь вес приходится на опору из рядом лежащих камней, а не на самого паренька. Маркус же, самым невероятным образом, оказался на обломках и защемило ему лишь левую руку.

Тот факт, что полукровки так легко отделались, просто невероятен. Пусть высота падения и не была большой, но падения сверху огромных плит и прочих частей здания, обещали отправку нескольких человек в царство Аида и оставить остальных с переломами. То ли все полукровки родились в железных рубашках, то ли у них просто иная судьба, или же это промыслы одного из божеств. Что ж, подобное можно выяснять уже после того, как они окажутся в безопасности, а этого они смогут добиться лишь сами. На улице метель, большая часть жителей остались дома. Конечно же сам обвал сопровождался сильным грохотом, но на поиск места в таких условиях будет проблематичен, отчего спасение ребят может затянуться на несколько дней. Что же они будут делать?

Песенка под темку

Отредактировано Мойры (2016-08-28 02:17:36)

+1

14

Хочешь как лучше, а получается, как всегда.
Грей очнулся в тот момент, как начало происходить что-то странное. Ему казалось, стены ревут. А земля начала понемногу уходить из-под ног. Типичное похмелье.
Не стоило ему переться в дом Диониса накануне. После тяжелого рабочего дня иногда хочется, чтобы кто-то превратил твою "Бон аква" в чистый спирт за небольшой откат. Только вот не нужно обращаться к первому курсу. Эти бездари палёнку гонят. От их пойла на следующий день начинаешь молиться Зевсу, Посейдону и особенно Аиду, чтоб тот по-братски тебя не забирал. Клянешься ему, что это в последний раз, а он такой: "чувак, ты задолбал, третий раз за тобой кер высылаю". А после, с дикого бодуна плачешь над последними каплями и просишь Дена о милости божией - подогнать хотя бы кефир или забродившее варенье.
Если бы Грей посидел и подумал еще немного, ему бы удалось вспомнить, что еще несколько часов назад, устав от дебошей астронома, сатиры кинули его в лаконикум, приказав поразмышлять над своим поведением и постараться больше не омрачать первые попавшиеся столбы своей компанией. И что он же здесь и уснул и, наверное, даже чуть протрезвел от стоявшего здесь дубака. Но времени вспоминать всё это у него не было. Он поднялся, поняв, что нужно выбираться отсюда. Неизвестно, сколько он тут пролежал, это опасно для здоровья. Он сделал пару шагов и вдруг ощутил, как пол под ногами затрясся. Он помотал головой и вытер ладонями вспотевшее лицо, но не перестал ощущать тряску. Это происходило на самом деле. Только не опять - взмолился Грей и постарался преодолеть финальный рубеж, добравшись до выхода. Ему оставалось совсем немного, когда пол в лаконикуме рухнул.
На пару минут он потерял сознание, а когда начал приходить в себя, не понял, что произошло. Только после того, как он ощутил огромную тяжесть, давящую на него сверху, он вдруг вспомнил последние события. Он попытался встать, но над ним была какая-то груда хлама, мешавшая двигаться. Он цеплялся руками за обрушившиеся камни, совершая рывок, чтобы подняться, но в итоге понял, что это ни к чему хорошему не приведет. Как это странно, что он не в подушке льна оказался.
Ему везло на катаклизмы. Он не знал, что происходит снаружи, но мог догадываться, что там бушует стихия. Он скрылся в лаконикуме как раз тогда, когда разыгралась буря. Кто же знает, к чему она могла привести. Одно страшно. Сейчас он жив, но что будет через пару часов? Звать на помощь бесполезно. Нужно выбираться собственными силами, но как это сделать, если ты похоронен заживо?
Грей чувствовал, как по губам до подбородка стекает кровь. Кашель насквозь пробил лёгкие. Он задыхался в обрушавшейся на него пыли. В глазах начало темнеть, лоб покрылся испариной. Голова закружилась, а руки, как назло, перестали слушаться, как будто онемев. Во рту ужасно пересохло. Он старался дышать глубоко и удостоверить себя в том, что это цепная реакция. Иногда, когда он замечал в состоянии какое-то дурное изменение, остальные симптомы накатывали сами собой. Нужно было только сосредоточиться, и, хотя бы, вырваться из-под завала. Но сил больше никаких не оставалось.
Как это тупо вот так умереть. В одиночестве, в подземелье под камнями, где тебя потом, возможно, никто и не обнаружит. А если и обнаружит, будет еще хуже. Потому что сатиры потом растрещат на весь лагерь о том, что ты бухой решил пойти в лаконикум и с тоски его, вместе с собой, уничтожил. Ничего более глупого придумать невозможно. Он рассчитывал умереть, как минимум, как герой. Ему всегда казалось, что если это и случиться, то произойдет на поле боя, когда он, спасая семью котят, накроет их своим телом от пули, а потом в лагере вывесят стенд, на котором большими буквами будет сообщаться об ушедшем в века Человеке и Гражданине. Но нет, он под грудой камней умирает от внутреннего кровотечения. От горя и обиды он снова потерял сознание.


Пыль. Кашель сквозь сон. Новый залп кашля. Грей открыл глаза. Он теперь видел в темноте некоторые очертания. В основном, камни и мусор. Глаза жгло от этого грязного воздуха. Даже если бы он не находился под завалом камней, ему всё равно было бы трудно дышать. Он так явно ощущал легкие, пытающиеся раздвинуть сжатые рёбра.
Кашель. Где-то в глубине тоннеля он услышал кашель. Непонятно, где это было: близко или далеко, но это было! Он мотнул головой, пытаясь прогнать желание снова отрубиться, сделал самый глубокий вдох, который только мог позволить себе сделать. Здесь был кто-то еще. Может быть, лаконикум полностью разрушен и, зная это, сюда прислали подмогу. А, может быть, кто-то здесь завален также, как и он. Грей попытался издать звук, закричать или задать вопрос "Кто здесь?". Но он только прохрипел и сглотнул.  В горле резануло. Нужно было подать какой-то другой сигнал. Рука была зажата между камнями и почти онемела, но ему хватило места для того, чтобы костяшкой пальца сделать три коротких стука - три длинных - три коротких.

+1

15

Элька сидела в своем убежище, разглядывая мечь, когда вдруг начало происходит что то странное. Воздух потяжелел, а здание наяалось трястись. Элиза начала паниковать , представляя что с ней может случится если здание рухнет, и она застрянет здесь в метель. Она быстро пошла в сторону выхода, но не успела. Здание затряслось еще сильнее, и на секунду дочь Афины упала в темноту. Очнувшись, Эля обнаружила что стоит по пояс в камнях. Ей заняло несколько секунд прийти в себя и отойти от шока.  Когда она полностью очнулась, то разглядела, что находится в тунелле. Причем она здесь не одна. Совсем рядом с ней стояла ее собственная сестра! Мила, как и она, была по пояс в обломках. Девушки были так близко друг к другу, что при попытке вылезти они могливызвать сдвижение камней. Вариант стоять здесь ничего не делая не рассматривался, а о скорой помощи не могло быть и речи. Где то в глубине туннелдевушка разглядела девушку, но она показалась Эле не знакомой.
- Эм..Хм.. Привет.
Тут из груды обломков раздался стук, что свидетельствовало о нахождении там еще одного полубога.
- В общем привет. Я считаю что надо что то делать.
Реплика, конечно, не самая умная, но ничего другого сказать не находилось.

+1

16

Стук сердца все еще барабанил по ушам беспокойным ритмом. Мел то холодела, то горячела. Прошла ровно минута с тех самых пор, как ей почудился чей-то дьявольский взгляд из темени пустоты. Флокс сделала глубокий вдох и попятилась к выходу, повторяя про себя, что это всё - плоды ее нездорового воображения. Нужно было только коснуться пальчиком двери, осторожно ее приоткрывая, и дать дёру в снежные и туманные дали.
Её остановил только плач стен лаконикума. Оставалось только три секунды перед тем, как здание рухнет, и за эти три секунды Молли успела вспомнить, почему лаконикум когда-то закрыли на ремонт.
Всё произошло слишком быстро. Сначала из-под ног ушел пол, а за ним в бездне увязли и медные тазы, и плитки, и обрушавшиеся колонны. Всё действительно случилось в считанные секунды. Но секунды, столь же моментально, превратились в рок вечности.
Сначала был мгновенный страх, испуг и ужас. Чувства, прорезавшие живот острой болью, и застопорившиеся возле самого сердца, сжимая его в твёрдый и уверенный кулак. Тревога разлилась по всему телу, до самых кончиков пальцев, патологическим жаром грядущей опасности. Огонь обуял лёгкие клиническим, безумным дыханием. И, вместе с тем, само дыхание, поддавшись испугу, нервно начало рвать ткань лёгких, иногда засыхая в комьях пыли насовсем. Эта секунда замерла бесконечностью. В полной невесомости мимо проплывали гигантские обломки здания, которые еще через пару секунд погребут в нем чью-то судьбу.
Еще одна секунда прокатилась волной еще более бесчеловечной и жестокой вечности. Яркая вспышка света охватила кружащийся вихрь каменных громад. Неожиданный проблеск ошпарил глаза, привыкшие к темноте. Но Мелани знала, что у нее есть только один этот момент, и потому заставила себя смотреть, держаться, не опускать веки.
В этом холодном взрыве фотонов она увидела самое страшное, что только могло здесь и сейчас случиться. Ни рушащиеся арки, ни перспектива быть погребенной среди осколков ее так не пугали. Она увидела лицо. Совсем близко, - родное и знакомое. Это была только миллисекунда, за которую мозг даже не успел обработать информацию, но рука тут же потянулась навстречу. Из груди вырвался странный вскрик. Едва коснувшись чужого плеча ногтем мизинца, Мел оказалась под завалом камней, в грязной темноте, кишащей миллиардами пылинок и раздирающей её сердце вопросами, которые она никак не могла в эту секунду сформулировать. Всё закончилось. Бесконечность вернулась в свое русло. Теперь было медленное и томное течение времени.
Целых две секунды ушло на тяжелый, поломанный болью выдох. Еще две на то, чтобы попытаться понять, что случилось с ней. Эта боль прорезала все тело, оказавшееся зажатым между скользкими глыбами когда-то существовавшего лаконикума, а затем остановилась где-то между обломком статуи и помятой позолоченной раковиной, весящей тонну, как минимум. Мелани резко взвыла, но тут же стиснула зубы, прикусывая губу и напрягаясь всеми мышцами, пытаясь сосредоточить прилив физического отклика местно. Она попыталась его уравновесить, не поддаваться этой рези, разодравшей ногу насквозь. Вырвался тонкий всхлип, и Молли повалилась животом на окружающую ее груду камней, едва сдерживаясь, чтобы не разрыдаться. Она опустила голову, прижавшись лбом к чему-то липкому и холодному и медленно дышала, всеми силами пытаясь сдержать боль, не дать ей вырваться наружу. Она прижала руки к себе, усердно ломая пальцы в стремлении ослабить боль, разогнать ее по разным частям тела. Но она, пульсируя и ноя, остановилась где-то в подвернутой лодыже. Молли закрыла лицо ледяными ладонями и вытерла глаза, на которые - хочешь не хочешь - навернулись слёзы. Она прикладывала руки к пылающим щекам, пытаясь успокоить себя и взволновавшееся нервами и сердцем тело.
Ей сейчас вспомнилось, что на уроках защиты как-то говорили о том, что человек, зная, как устроен его мозг, может контролировать боль. Самая глупая мысль, которая сейчас могла придти в голову. Она почему-то успокаивала. Флокс самостоятельно провела себе короткий минутный психологический тренинг. Давай, не сдавайся, ты сможешь, держись. Ради чего всё это было? Просто она знала, что рядом были еще люди. И среди них её сестра - ее лицо она видела. Она бы никогда не простила себе, если бы Элька тут осталась. Она уже, прямо в эту секунду, ненавидела себя за то, что мисс Рейд вообще здесь оказалась.
Тут, где-то рядом, были еще люди, Мила это знала. Всех нужно было спасать. Она была уверена, что пострадала меньше всех, поэтому ей было просто жизненно необходимо собраться и сделать. Хотя бы попытаться вытащить кого-то отсюда. Она не вдавалась в подробности, как и почему они все оказались в этот роковой вечер в лаконикуме. Ее раздирали противоречивые эмоции. Мелани была рада, что она здесь не одна. Чем больше людей, тем больше шансов выбраться. Но, в то же время, она ненавидела их всех. Зачем? Зачем они поперлись в этот лаконикум искать верную смерть? Если кто-то из них погибнет...
Флокс огляделась. Она увидела Элизу совсем рядом. Вообще, в тоннеле была такая темнота, что разглядеть ее лица у нее не получалось, даже очертания были едва заметны. Но Мел сразу про себя решила, что это именно Элиза. Ей так хотелось и желалось этого. И по-другому быть просто не могло. Флокс сделала усилие и дотянулась до руки сестры, схватившись холодными пальцами за ее запястье. Пульс был, но сестра, кажется, была без сознания. Мила решила долго не думать. Кто знает, сколько у них времени? Нужно начинать действовать. Камни, что были поменьше, она смогла спихнуть вниз, тем самым освобождая и себя, и Элизу. Но ноги по-прежнему оставались под завалами огромных валунов, которые ей было не сдвинуть. Если бы кто-то подал ей руку, она смогла бы зацепиться и оттолкнуться здоровой ногой, вылезая из ступы камней. Но самостоятельно сделать это она не могла. Камни кругом были скользкие, и если бы она попыталась на них опереться, заработала бы только новые травмы. Мел покрепче закуталась в пальто, пряча взгляд от всего этого ужаса, обрушавшегося стенами лаконикума на ее плечи. Сейчас была минута на то, чтобы отдохнуть и осмыслить всё с начала и до конца. Но вдруг послышался голос:
- Эм..Хм.. Привет.
Мелани подняла голову, ожидая увидеть, что Элиза пришла в себя и обращается к ней. Но она, кажется, сказала это кому-то другому. Флокс не видела того, к кому была обращена ее реплика, взор ей перекрывали обломки, укутавшие в крепкий кокон ее сестрицу.
- В общем привет. Я считаю что надо что то делать.
Флокс не нашла, что сказать в ответ. Она даже была слегка поражена. Элиза, наконец, пришла в себя - этому Мила была очень рада. Мало того, она даже сразу разобралась в ситуации, не совершая попыток разныться, подобно своей старшей сестре. Флокс решила, что во чтобы то ни стало не подведет ее. Судя по всему, в тоннеле их было не двое и даже не трое. Преподавательница насчитала, как минимум, четырех попавших в эту бездну полукровок. Мои ж вы проблемы на пятую точку, - ласково подумала мифологичка. Опять приключения. А чего еще можно ожидать от детей Богов?
Наконец, она услышала тихий стук по камням. Три коротких - три длинных - три коротких. Это был знак SOS. Значит тот, кто находится неподалеку, совсем в бедственном положении, если даже не может подать голос. Мел перепугалась, в очередной раз осознав, что нужно действовать незамедлительно. Она обратилась к сестре:
- Эль, ты, как? Цела? Можешь двигаться? - ей было важно убедиться в том, что Элиза не пострадала.
Затем она обратилась к подающему сигнал:
- Ты услышан. Сейчас мы постараемся тебя вытащить. Только держись.
И, наконец, последовало обращение к человеку, которого она не могла видеть:
- Кто там в конце тоннеля? Как положение?
Мел понимала, какая ответственность лежит не только на ней, но и на всех, кто сейчас здесь оказался. Она почти забыла про боль, сломившую лодыжку. Она знала, что сейчас гораздо важнее то, чтобы остальные остались целы. В частности тот, кого больше всего завалило. Если все настолько плохо, нужно незамедлительно оказывать помощь.
- Ребята, я почти не вижу вас, но если кто-то оказался невредим - нам очень нужна твоя помощь.

+1

17

Вообще, всё началось как обыкновенное утро в лагере: ужасная головная боль, свинцовые веки от недосыпания или же наоборот от пересыпания, тошнота от понимания наступившего нового дня, боль во всем теле от нежелания начинать очередной скучный день среди полукровок, прятки под одеялом, от этого зловещего солнечного света, который жаждет разбудить её сквозь открытые окна, дабы принести новую дозу мучений, от чего и нехватка свежего воздуха. Всё, казалось бы, как обычно, пока мозг не получил сигнал бедствия от всего тела. Этот воздух, такой не свойственный обычному: спертый, затхлый воздух, который не давал вдохнуть полной грудью, также пыль, которая полностью овладела им, от которой першило в горле, щекотало в носу и гниль, заполнившая всё вокруг, настолько резкая, что казалось будто это её собственное тело начало разлагаться. Хорошо хоть удалось сдержать позывы рвоты, которые так и хотели увидеть свет божий.
Какого черта здесь происходит? Энди прикрыла рот и нос рукой, в надежде хоть как-то смягчить тяжесть вдыхаемого воздуха. Но после этого возникла небольшая проблема: что-то над ней начало скрипеть и незамедлительно после этого на неё посыпалась куча пыли и мелких камешков. Тело напряглось, а всё в душе сжалось от испуга. Этот скрип, такой похожий на скрип корабля при шторме, который вот-вот грозится подкориться морю и уйти на дно, или на старое здание, которые изнывает от боли, когда безжалостный ветер пытается приклонить его к земле, звук, который не вещает ничего хорошего. В этот момент было главным не поддаться панике, а нормально поразмышлять что к чему, но Андреа как всегда бросила все мысли и действия на самотёк, правильно, а зачем обдумывать их, так ведь проще. Первый плод такой оплошности стоил ей порции камней сверху, а второй не большего ранения на ладони, после чего на третий она уже не решилась. Наконец она собралась с мыслями и притупила, так быстро вспыхнувшую, панику.  Всё потихоньку становилось на свои места: она вспомнила, что шла к бане, в надежде кое-что найти, но тогда её кто-то нагнал и она шмыгнула в баню, а вот что было потом, вспоминалось с трудом.
Неужели кто-то раскрыл меня и решил избавиться? Или всё пошло по плану и это и есть то, что я искала? Но тогда…
С мысли её сбил чей-то краткий стон и движение сверху. Камушки посыпались на неё с новой силой.
- Эй, кто там есть? – ответа не последовала, - кто-то слышит меня? – но вокруг всё так же стояла тишина, лишь песок и камушки продолжали периодически обваливаться на неё.
Стоило ли мне вообще что-либо говорить? Но если так продолжиться, то я не жилец…

+1

18

Когда послышался голос, в котором Эля сразу узнала Милку, у девушки вырвался вздох облегчения. Конечно, то, что Мила тоже находится, а значит, тоже в опасности, не очень радовал, но хотя бы ее сестра была вместе с ней. В голову сразу закралась мысль о том, что делала Мелани в заброшенной бане, но Элиза решила отложить размышления об этом на потом, так как не удобность ее положения начинала давать о себе знать.
- Эль, ты, как? Цела? Можешь двигаться?
- Не очень. Я по пояс в обломках.
Надо что то делать. Мы не можем вечно здесь стоять и говорить...
Тут послышался еще один голос:
- Эй, кто там есть? – ответа не последовала, - кто-то слышит меня?
- Я тут есть! Значит, нас тут четыре? Или есть еще кто-нибудь? Кто-нибудь может свободно двигаться?
Пока что были только вопросы и проблемы, а ответов и решений было намного меньше, чем хотелось бы. Стоять было неудобно, а двигаться не возможно. Было понятно, что в таком состоянии долго находиться нельзя. К тому же, возможно, некоторые были в еще более плачевном состоянии.
Все хотя бы живы? - вопрос был глупым, так как ответить на него можно было только утвердительно, но узнать, что все были целы было важно.

0


Вы здесь » Resistance » Вне школы » Лаконикум


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC